Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию icon

Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию



НазваНаучный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию
Сторінка8/10
Дата конвертації01.06.2013
Розмір2.08 Mb.
ТипСценарий
скачать >>>
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Презентация

научной деятельности

преподавателей


Божинская Т.Л.,

зам.директора ДПК по Азовскому филиалу

к.ф.н.

Основные тенденции развития

российского образовательного пространства

и их влияние на профессиональную подготовку специалиста

На современном этапе развития общества образование – одна из самых важных сфер человеческой деятельности. Глобальные изменения, происходящие в жизни общества, приводят к появлению новых социально значимых ориентиров в системе образования. На рынке образовательных услуг в настоящее время все больше котируются не только квалифицированные специалисты, но и творческие личности, которые сами «добывают» необходимые знания и на их основе вырабатывают новые, социально необходимые.

Социальный институт «образование», целевая функция которого заключается в передаче и воспроизводстве ценностных модусов общественной жизни и культуры, в развитии жизненных сил человека, его индивидуальности, становится все более дегуманизированным, все менее способным эффективно влиять на гуманизацию многомерного поликультурного общества, обеспечивать его стабильность и развитие человека как социального субъекта.

Место образования в жизни общества во многом определяется той ролью, которую играют в общественном развитии знания людей, их опыт, умения, навыки, возможности развития профессиональных и личностных качеств. Эта роль стала возрастать еще во второй половине ХХ века, принципиально изменившись в его последние десятилетия.

Причиной этому стал целый ряд факторов и, прежде всего, глобализация. Поскольку главным субъектом общественной культуры всегда являлся человек, то именно его изменение является точкой отсчета в изучении вышеуказанного процесса. Наиболее характерной чертой современного человека в эпоху глобализации является размывание границ его национально-культурной идентичности. Как отмечают многие философы, современный человек – это существо, ставшее «обитателем» глобальной сети Интернет, этой всемирной паутины. Он облечен в своеобразный «информационный кокон». С одной стороны, он владелец мобильника, который постоянно ведет «летопись» его жизни, а с другой – пользователь Интернета, приобщающего его к стандартизированной информации унифицированного характера. Информационные технологии, вооружающие современного человека, вместе с тем нивелируют его личность, превращая в «человека без свойств».

Не избежало негативных последствий глобализации и современное образование. Оно зачастую рассматривает студента как будущего свободного агента, перемещающегося в мировом экономическом пространстве, имея в кармане конвертируемый диплом. В системе образования происходит неуклонное сокращение его гуманитарной составляющей, сопровождающееся актуализацией приоритетов профессиональных компетенций. Именно последние позволяют выпускнику выгодно представить себя как востребованный на мировом рынке труда товар. Уходит в прошлое традиция понимания высшей школы не только как кузницы кадров, но и питомника интеллигенции. А ведь между узким, компетентным специалистом и интеллигентом громадная пропасть. Интеллигентность всегда понималась как интегральная сумма таких качеств, как владение культурой мышления, образованность, чуткость, бескорыстие, способность к сопереживанию общественных проблем. Кроме образования профессионального, выпускнику-интеллигенту положено иметь образование нравственное, гуманитарное. Кроме умения реализовать себя в сфере производства, будущий специалист должен уметь прогнозировать технологические и организационные процессы и видеть их последствия. Способность к принятию самостоятельных управленческих решений должна формироваться с учетом забытого ныне «человеческого фактора»1.

По нашему мнению, новая модель специалиста, выпускника есть не что иное, как проекция идеалов потребительского общества, навязываемых развитыми странами. Так, по данным Римского клуба, в последние двадцать лет XX века лишь 22% глобальных богатств принадлежало развивающимся странам, а остальные – развитым.

В современную эпоху изменилось и само содержание гуманитарного знания. Глобализация сделала философско-интеллектуальное пространство всеобщим, втягивая в себя такие общечеловеческие проблемы, как «человек и мир»; «экологическая проблема и ее социальные последствия»; «толерантность как условие сосуществования представителей разных культур», «информационные технологии и их влияние на интеллектуально-творческие способности человека»2.

Еще одним фактором оказавшим влияние на кардинальную трансформацию современного образования стала информационная революция и формирование нового типа общественного устройства - информационного общества, которые выдвигают информацию и знание на передний план социального и экономического развития. Изменения в сфере образования неразрывно связаны с процессами, происходящими в социально-политической и экономической жизни мирового сообщества. Именно с этих позиций попытаемся выделить и проанализировать основные тенденции мирового образования3.

Эволюция знания в основной источник стоимости в информационном обществе. По мере общественного развития отчетливо проявляется то, что в качестве источника прибыли все чаще выступают знания, инновации и способы их практического применения. То, что знание начинает занимать ключевые позиции в экономическом развитии, радикально изменяет место образования в структуре общественной жизни, соотношение таких ее сфер, как образование и экономика.

Новый тип экономического развития, утверждающийся в информационном обществе, вызывает необходимость для работников несколько раз в течение жизни менять профессию, постоянно повышать свою квалификацию. Сфера образования существенно пересекается в информационном обществе с экономической сферой жизни общества, а образовательная деятельность становится важнейшей компонентой его экономического развития. Становление информационного общества требует качественного повышения человеческого, интеллектуального потенциала развивающихся стран и тем самым выдвигает сферу образования на первый план общественного развития. От решения проблем образования, которые всегда остро стояли в развивающихся странах и которые еще более усугубились в последние десятилетия, в связи с бурным развитием информационных технологий, зависят сейчас перспективы социально-экономического развития этих стран, решения глобальной проблемы преодоления отсталости в мире. Все в большей степени образование перестает отождествляться с формальным школьным и даже вузовским обучением. Любая деятельность ныне трактуется как образовательная, если она имеет своей целью изменить установки и модели поведения индивидов путем передачи им новых знаний, развития новых умений и навыков4.

Некоторые позитивные сдвиги в системе образования современной России, связанные с расширением возможностей проявления инициативы и педагогического творчества, с уменьшением тоталитарного пресса, несоизмеримы с нарастающими негативными последствиями резкого снижения государственного финансирования, коммерциализации, потери стратегических целей, политических ориентиров, традиционных национальных ценностей и «деидеологизацией». Немногие образовательные учреждения достигают относительно благополучного материального положения путем коммерциализации, которая антигуманистична по своей сущности и чаще всего отрицательно отражается на качестве подготовки учащихся, на моральном облике тех, кто учит, и тех, кто учится.

В результате – разрушения многих предприятий, связанных с наиболее высокими современными технологиями, например, студенты технических вузов лишаются баз для нормальной производственной практики, а, следовательно, возможности приобретать полноценную профессиональную подготовку как необходимого условия их конкурентоспособности на внутреннем и международном рынке труда, и, следовательно, возможности успешной социальной адаптации.

В этой связи представляется необходимой научная разработка перспективных оснований становления и устойчивого развития российского образовательного пространства регионального, поликультурного по содержанию и диалектично противоречивого по характеру взаимодействия субъектов образовательного процесса.

Сегодня не возникает сомнения в актуальности поликультурного образования, его достойном месте в теории и практике формирования подрастающего поколения, необходимости активной разработки и уточнении целей, задач, функций, содержания, технологий этого важного компонента в отечественном образовании. Обновляющийся взаимосвязанный мир, проходящие процессы гуманизации и гуманитаризации образовательной системы и общества ведут к изменению парадигмы образования, его идеала: «от человека образованного к «человеку культуры» 5.

В России дегуманизация образования идет, прежде всего, в социальном направлении. О какой гуманизации системы образования в России можно вести речь, если главный субъект этой системы (учащиеся) деградирует качественно и количественно? Так, если в 2000 году в российской общеобразовательной школе был 21 млн. детей, то в 2009 году останется только 14 млн. учащихся, а в последующие годы этот процесс сокращения может ускориться. Особое беспокойство вызывает стремительное ухудшение здоровья подрастающих поколений. Рост заболеваемости детей, как признало Министерство образования и науки Российской Федерации, приобретает характер национальной катастрофы. Генеральная прокуратура Российской Федерации, говоря о грубейших нарушениях законодательства по охране жизни и здоровья детей, показывает, что уже среди дошкольников число здоровых детей сократилось до 15%. Прогнозируется, что уже в ближайшие годы будут заканчивать обучение в школах здоровыми только 4–5% выпускников. В начале второго десятилетия XXI века в Сибири прогнозируется двукратное уменьшение количества детей школьного возраста. Происходит резкое ухудшение и качественной стороны этого показателя: в 1998 году только 20% новорожденных были здоровыми; 44,2% составили группу риска; 35,8% родились больными, причем многие имеют серьезные изменения в состоянии здоровья, в частности генетические, так как это дети алкоголиков и наркоманов. Особую тревогу вызывает стремительное распространение наркомании среди детей и молодежи. «Здоровье подрастающего поколения за время обучения в образовательных учреждениях в целом не улучшается, а резко ухудшается, что обязывает при всех прочих, пусть даже самых высоких достижениях, признать общие итоги образовательного процесса крайне неудовлетворительными»6.

Такое положение педагоги и врачи объясняют перегрузкой учебными занятиями, гиподинамией, стремительно растущим потреблением табака, алкоголя, наркотиков. Отмечается, что только 30% учащихся имеют сегодня возможность пользоваться школьными столовыми (причинами является не только организация питания в образовательных учреждениях, но и финансовая сторона данного вопроса). Но «перегрузка», как ни парадоксально, сочетается с большой умственной и физической недогрузкой, обусловленной устаревшими образовательными технологиями. Однако главные причины нездоровья, плохого питания и взрыва неврозов детей находятся за стенами школы – в тяжелобольном российском обществе, в крайне низком уровне материальной обеспеченности большинства населения.

Одной из мировых тенденций современного этапа развития общего и среднего образования является воспитание гражданина, формирование системы ценностей и отношений, соответствующих многонациональному обществу. В нашем многонациональном обществе сегодня в качестве важнейшей ценности особо выделяется активно-деятельностное отношение к народной культуре, включающей историю, традиции, обычаи, язык, религию и так далее.

При наличии общих содержательных компонентов «концептуальные поля истины» в различных регионах и культурах имеют различные очертания, отражая разные стороны и аспекты бесконечно многообразного, объективного мира. Поэтому через познание региональной культуры человек может непосредственно ощутить свою принадлежность к мировой истории и одновременно глубже понять свою национальную культурно-историческую уникальность.

Анализ процесса социализации молодежи показывает, что сегодняшняя ситуация требует восстановления, возрождения национальных и региональных ценностей.

Как показали исследования, актуальность проблемы формирования активно-деятельностного отношения к народной культуре очевидна, но ее эффективное решение зависит от ряда факторов.

Функции образования выполняют самые различные социальные институты, а не только школы и ВУЗы. Важнейшие образовательные функции берут на себя предприятия. Так, крупные промышленные предприятия обязательно имеют в своем составе подразделения, занимающиеся подготовкой и переподготовкой кадров. Неформальное образование имеет целью компенсировать недостатки и противоречия традиционной школьной системы и часто удовлетворяет насущные образовательные потребности, которые не в состоянии удовлетворить формальное образование. Как отмечается в докладе Юнеско «Учиться быть», образование не должно больше ограничиваться стенами школы. Все существующие учреждения, независимо от того, предназначены они для обучения или нет, должны использоваться в образовательных целях7.

Переход от концепции функциональной подготовки к концепции развития личности. Суть этого перехода заключается не только в смене приоритетов: от государственного заказа на подготовку специалистов к удовлетворению потребностей личности. Новая концепция предусматривает индивидуализированный характер образования, который позволяет учитывать возможности каждого конкретного человека и способствовать его самореализации и развитию. Это станет осуществимым посредством разработки разных образовательных программ в соответствии с разными индивидуальными возможностями как учащихся, так и преподавателей.

Важным фактором в этом направлении развития образования является формирование у учащихся умений учиться, умений самостоятельной когнитивной деятельности с использованием современных и перспективных средств информационных технологий.

Еще в недалеком прошлом хороший почерк был гарантией спокойной и обеспеченной жизни до старости. Последние десятилетия характерны ускорением обновляемости технологий и знаний в различных сферах деятельности человека. Школьного и даже вузовского образования сегодня уже надолго не хватает. Президент корпорации «Дженерал Моторс» говорит об этом так: «Нам нужны специалисты не с четырех и даже с шестилетним, а сорокалетним образованием»8.

Развитие концепции непрерывного образования, стремление реализовать ее на практике обострили в обществе проблему образования взрослых. Произошло радикальное изменение взглядов на образование взрослых и его роль в современном мире. Оно рассматривается сейчас как магистральный путь преодоления кризиса образовательной системы, формирования адекватной современному обществу системы образования.

Выпускнику современной школы нужны не сумма знаний и умений, а способности к их получению; не исполнительность, а инициатива и самостоятельность. Саморазвитию научить напрямую нельзя - эта способность не передается. Но педагог может создать условия для "выращивания" этой способности. Умение создать такие условия становится профессиональным требованием к педагогу. Для реализации новых целей образования нужен новый учитель - педагог-профессионал. В отличие от специалиста в предметной области профессионал должен уметь работать с процессами образования и развития. Педагог-профессионал - это уже не транслятор предметных знаний, он становится организатором учебной работы по решению творческих задач, многоплановой социально значимой деятельности подростков и юношей. Педагог имеет дело с человеком развивающимся, его действия строятся на знании психологии личности, основных подходов к пониманию и объяснению характера, развития личности в определенные периоды жизни. Поэтому каждый учитель должен получить психологическое образование и психологическую подготовку.

Существующее противоречие между необходимостью гуманизации российского полиязыкового образовательного пространства и его фактической дегуманизацией представляет реальную социальную проблему.

В данной ситуации национальная школа должна стать центром по координации деятельности педагогов, родителей, религиозных деятелей, направленной на формирование у детей активно-деятельностного отношения к культуре человечества, страны в целом и национальной культуры в частности.


Андреева О.И., доцент, к.п.н.

преподаватель Филиала ДПК в г. Азове


^ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

СОВРЕМЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ


Возрождение общества связывается сегодня с гуманистической ориентацией образования. Наш мир быстро изменяется, и его универсальной идеей, противоположной сегодня всем традиционным идеологиям, становится современный гуманизм.

Но пока в нашем обществе существует противоречие между задачами, стоящими перед системой образования, и степенью их реализации. Ухудшение качества общего и профессионального обучения столь заметны, что возникает необходимость определения минимума образованности, без которого просто невозможно жить в цивилизованном обществе.

Уже понятно, что этот кризис российского образования затяжной. Учитывая его глобальность, можно смело сказать, что кризис многомерен и носит системный характер. Данные выводы очевидны сегодня для всего педагогического сообщества. Более того, для деятельности отдельного педагога эта ситуация становится катастрофической. Вопрос о том, чему и зачем учить, на каких примерах воспитывать становится все более риторическим на фоне стремительного роста тотальной девиантности социума, фактической аномии хронического характера, устойчивой де-аксиологизации на уровне общественного и индивидуального сознания. Ценности превращаются в пустые слова. Реальность становится неуловимой. В этом отношении умение быть собой приравнивается к подвигу, а апелляция к традиционным ценностям и идеалам рассматривается как насмешка над действительностью. На фоне данных реалий и формируется профессионально-педагогическое сознание студентов педагогических колледжей и вузов. В результате многие педагоги, и особенно молодое поколение, находится в состоянии экзистенциальной фрустрации, то есть духовной пустоты, связанной с потерей кардинальных смысложизненных ценностей.

О том, что человеческое бытие нельзя рассматривать только в рамках его социального измерения, говорил еще Ф. Ницше. Этот философ, по мнению Р. Штейнера, пытался постигать мир из полноты целого, из полноты человеческого существа, а для этого к миру восприятий как одной стороны мира ему нужно было присовокупить нечто, исходящее из внутреннего существа души. «Душа испытывает голод по тому содержанию, что должен был дать ей мир, и не может насытить этот голод, потому что воспринимаемый ею мир не дает ей полного насыщения». Повсюду в мировой культуре, во всей истории человечества Ф. Ницше искал элементы того, что помогло бы ему преодолеть это невыносимое внутреннее страдание, которое он испытывал от общения с миром, от преобладания чувств неудовольствия над чувствами удовольствия. Причину он видел в душевном голоде. По мнению философа, человек должен найти или произвести в себе нечто, что бы возвысило его над реальным существованием (1).

Очевидно, что современный кризис смысла значительно острее и глубже. А современное учительство переживает этот кризис смысла особенно болезненно, на собственном опыте ощутив и кризис культуры, и девальвацию нравственных ценностей, и губительные последствия так называемых реформ, которые привели к резкому снижению не только его статуса, но и уровня его материального положения, а порой — и просто к нищете.

Размышляя о смысле современного педагогического бытия, стоит вспомнить В. Франкла, который отмечал, что смысл нельзя выдумать, а можно только найти. Смысл также нельзя дать, так как «при восприятии смысла речь идет об обнаружении возможности на фоне действительности. И эта возможность всегда преходяща ... Смысл должен быть найден, но не может быть создан» (4; 36).

Чтобы знать, чему и зачем учить, учитель должен сначала ответить на вопрос: «что хорошо, а что плохо?», «каким должен, а каким не должен быть человек?» Другими словами – выйти в область экзистенции, используя такие ключевые понятия как: бытие, смысл жизни, цель жизни, свобода, ответственность, решение и выбор, жизненная позиция, представление о человеке и др. А это иные концептуальные подходы к осмыслению педагогических процессов. И хотя сегодня они не реализованы в массовой школе, их нельзя назвать новыми, поскольку еще В. Франкл писал, что «образование должно давать человеку средства для обнаружения смыслов. Вместо этого, однако, образование часто вносит свою лепту в экзистенциальный вакуум» (4; 36).

Проведенный опрос (5; 90) и собственные исследования автора показывают, что педагоги, в большинстве своем, затрудняются в определении понятий, в частности, свободы, не всегда готовы к размышлениям и рефлексии, с трудом актуализируют и анализируют понятия. В повседневной практике, отмечают учителя, они не всегда задумываются о проявлении свободы, ответственности или любви по отношению к учащимся. Не всегда задумываются, какими реальными и конкретными действиями можно и нужно воспитывать свободного человека, для чего необходима свобода в жизни человека вообще. Замечено, что в основном педагоги имеют лишь житейские представления о сути свободы, совести, любви или уникальности, или других феноменах человеческого существования. В этом, по нашей оценке, скрывается глубокая экзистенциальная проблема переживания отношений учителя к своей профессии, со своим учеником: как я могу воспитывать свободного человека? Насколько я понимаю, что значит свобода? Что значит совесть? Насколько я сам свободен и ответственен за свою свободу? Каким видят меня мои ученики? и др.

Отметим, что процесс размышления о феноменах человеческого существования и ценностях образовательного процесса не менее важен, нежели результат.

Современная российская система образования сегодня остро нуждается в актуализации и переводе на педагогическую основу идей экзистенциализма, чтобы понять и объяснить сложные аспекты взаимодействия участников образовательного процесса, проблемы самоутверждения личности, творчества, обретения свободы и умения нести за нее ответственность, развития духовности, воспитание совести, способности любить.

Экзистенция (философия существования) - это то, что здесь и сейчас ты должен сделать. Долженствование в данном случае есть только перед самим собой, потому что в каждый момент времени человек сам выбирает, как вести себя и что делать. Человек ни на кого не может переложить свой выбор и ответственность за него. «Я выбираю то, что я выбираю. Зачем мне тот или иной выбор? Почему я это делаю» (1)?

Фундаментальная категория экзистенциальной педагогики — категория смысла. По энциклопедическому и научному определению смысл — это понимание человеком значения чего-то лично для себя, ради чего он совершает тот или иной поступок. В исходном виде это смысл самой жизни, в производных видах – смыслы важнейших жизнедеятельностных проявлений: самоутверждения, непрерывного самосовершенствования, морали, нравственности, честности, порядочности, духовности и всех других социальных, профессиональных и общечеловеческих ценностей. Уяснение и принятие для реализации человеком смыслов стратегии жизни и ее важнейших составляющих, побуждающих его к самостроительству как личности, способной добиться вершины своих успехов в ней, – принципиальные основания экзистенциальной педагогики (3).

Речь идет о том, что современное образование (и в особенности педагогическое) должно перенести акцент на развитие экзистенциональной сферы личности, поскольку именно эта личностная сфера характеризуется умением человека управлять своими физическими и психическими состояниями, умением удерживать их на должном уровне, гармонией чувств и поступков, слова и дела, эта сфера помогает человеку вступать в определенные отношения с другими людьми (любить или ненавидеть, соперничать или сотрудничать и т.п.), она выполняет функцию отбора идей и ценностных ориентаций.

Отношения к жизни или жизненная позиция возникает у человека в глубоком детстве, и сохранятся у большинства людей до старости, - писал Э. Берн. Эта позиция проявляется в отношении к себе, к людям, к обстоятельствам жизни. Закономерно возникает вопрос, каковы же педагогические условия и стратегии развития экзистенциональной сферы личности?

Погружение учителя в педагогику экзистенциализма поможет ему найти конструктивный выход не только из социального конфликта учительства и социума, но и из внутриличностного аксиологического конфликта. И тогда он найдет для себя ясный ответ на вопрос: чему же сегодня надо учить ребенка? А через понимание своей миссии учитель может обрести цель и смысл своей деятельности, что равносильно для многих педагогов возврату профессионального уважения.

Библиографический список:

  1. Гребенюк О.С., Гребенюк Т.Б. Основы педагогики индивидуальности. – М.. 2010.

  2. Ниязбаева Н.Н. Педагогика: экзистенциальные основания //Медицина и образование в Сибири /http://www.ngmu.ru/cozo/mos/article/text_full

  3. Сердюк Н. В. Экзистенциальная педагогика и воспитание в органах внутренних дел //Труды Академии управления МВД России, № 2- 2008.

  4. Франкл В. Человек в поисках смысла. - М., 1990.

  5. http://aspirans.com


Петракова Л.В.

преподаватель Филиала ДПК в г. Азове,

соискатель кафедры

«Отечественной истории новейшего времени» ЮФУ


Политика советского государства

по отношению к Русской Православной Церкви

в период перестройки 1985-1991 гг.


В настоящее время влияние церкви, религиозных норм и ценностей на жизнь общества заметно выросло. Это во многом связано с изменением условий жизнедеятельности и подходом к религии как к интегрирующей силе духовно-нравственного возрождения общества. В связи с этим одной из важнейших проблем представляется изучение исторического опыта взаимоотношений власти, церкви и верующих.

Политические события, развивавшиеся со второй половины 80-х годов в Советском Союзе, повлекли за собой не только распад унитарного государства, но и коренные изменения в государственном и политическом строе бывших союзных республик, существенным образом затронули такую сферу, как государственно-церковные отношения, жизнь и деятельность религиозных организаций и граждан, исповедующих различные религии. Подверглись реформированию казавшиеся еще недавно окончательно решенными такие вопросы, как: принципы взаимоотношения государства и религиозных организаций, школы и церкви; роль и место религии и церкви в социально-политической и духовно-нравственной жизни общества; армия и церковь; законодательство о свободе совести и вероисповеданий и т.д.

Противоречивость и неоднозначность выше обозначенной ситуации в значительной мере есть следствие отсутствия у новой власти целостной модели государственной политики в отношении религиозных организаций. В настоящий момент потребность государства в современной модели государственно-церковных отношений как никогда остра. Причем она должна отвечать российским традициям, не выглядеть чужеродным, навязываемым извне элементом внутренней политики.

Анализ источников показал, что в истории России в течение многих столетий не допускалось публичное  обсуждение вопросов государственной церковной политики. Для исследований по истории Русской Церкви XX века, в течение долгого времени были характерны публицистичность, использование не вполне достоверных материалов или поспешные выводы, основанные на изучении не всех сторон того или иного события.

В конце XX века происходит переоценка церковно-государственных отношений, рассматриваются вопросы, которые ранее игнорировались или очень поверхностно освещались авторами советского времени. Актуальной темой исследования становится деятельность карательных органов советского государства в борьбе с религией. Качественно новым изменением стал отход большинства ученых от рассмотрения проблемы с атеистических позиций. В историографии 90-х гг. XX века и в начале XXI века используются новые источники - собрания церковно-исторических трудов, материалы к биографиям церковных деятелей XX века. В своих работах исследователи ставят задачу - изучить церковно-историческую эпоху на основе точных и продуманных событий, фактов, людских судеб.

В начале 1990- х. гг. были опубликованы книги А.Н. Лещинского и авторов И.И. Миговича и Н.А. Трофимчука [1]. Основное содержания этих книг заключается, прежде всего, в изучении ключевых проблем государственно-церковных отношений при советской власти. Авторами использованы статистические данные относительно религиозных конфессий в стране, применены новые подходы к историко-религиозным проблемам.

Но исследователям данной проблемы пока не удалось создать целостной картины эволюции государственной церковной политики в период перестройки - одного из сложных периодов в жизни советской страны.

При рассмотрении изучаемой проблемы необходимо определить следующее понятие: Церковь - особый тип религиозной организации, объединение последователей той или иной религии на основе общности вероучения и культа. (Советская историческая энциклопедия / гл. ред. Е. М. Жуков. - Т. 15. М., 1973 г.)/.

Цель данной статьи: проанализировать основные мероприятия государственной власти в области церковной политики, показать изменение положения Русской Православной Церкви в новой государственной системе.

Религиозная политика советского государства по отношению к Русской Православной Церкви в период перестройки в СССР 1985-1991 гг., являлась неотъемлемой частью общеполитического курса, проводимого М.С. Горбачевым, и эволюционировала в соответствии с его развитием, что позволяет условно выделить в ней несколько периодов.

В 1985-1987 гг. религиозная политика в основном следовала линии, характерной для правления Л.И. Брежнева и последующих руководителей СССР, т.е. была направлена на полный контроль партийно-государственного аппарата за религиозной жизнью.

С 1988 г. начинается смена приоритетов религиозной политики, переход Советского государства к признанию религиозных прав граждан и лояльному отношению к Церкви. Итогом этого периода стало принятие осенью 1990 г. Закона СССР «О свободе совести и религиозных организаций», после чего в стране сложилась принципиально новая система государственно-церковных отношений.

Заявленный в начальном периоде руководства Горбачева курс на «перестройку» не предполагал отказа от основополагающих принципов советской системы, в том числе и по отношению к религии. Религиозные убеждения по-прежнему воспринимались как предрассудок, ставились задачи по усилению атеистической работы. Принятая в 1986 г. новая редакция Программы КПСС декларировала, что формирование научного мировоззрения и атеистическое воспитание являются важными задачами в области идейно-воспитательной работы.

Проводившаяся РПЦ с начала 80-х гг. ХХ века подготовка к празднованию 1000-летия Крещения Руси явилась поводом для последней в истории СССР атеистической кампании по «разоблачению заслуг Русской Православной Церкви в формировании русской культуры и государственности».

Предпринимаемые со стороны Церкви попытки поставить вопрос о необходимости коренных изменений в сфере государственно-церковных отношений, не находили понимания у руководителей государства. 17 декабря 1985 г. в адрес М.С. Горбачева было направлено письмо управляющего делами Московской Патриархии Таллинского митрополита Алексия (Ридигера, впоследствии Патриарх Алексий II) с предложением о пересмотре устаревшего законодательства о религиозных объединениях. Ответом на это обращение было указание Совета по делам религий при Совете Министров СССР, что подобные вопросы Церкви поднимать не следует [2].

Совет по делам религий оставался главным органом, осуществлявшим официальную политику Советского государства в отношении религиозных объединений. Деятельность Совета была подчинена высшим партийным и государственным органам, большую роль играли власти республик, краев и областей, которые в значительной степени определяли религиозную политику на своих территориях. До 1987 г. на местах использовались административные меры воздействия на религиозные организации, проходили судебные процессы над верующими. Им отказывали в регистрации своих объединений, запрещался ремонт храмов и молитвенных домов. По-прежнему религиозная вера могла послужить причиной увольнения с работы или исключения из учебных заведений. Государство всеми способами пыталось сдержать рост числа религиозных объединений. За 1985-1987 гг. в СССР было зарегистрировано всего 236 новых религиозных обществ, в т. ч. 29 новых приходов РПЦ, 65 общин баптистов, 47 пятидесятников и 30 адвентистов.

Тем не менее, уже в первый период правления Горбачева наметились определенные улучшения государственно-религиозных отношений, связанные с общим изменением общественной ситуации в стране. Развитие «гласности» вело к переосмыслению истории СССР. В фокусе общественного внимания оказались проблемы политических репрессий во время правления И.В. Сталина в т. ч. касавшиеся и верующих. В СМИ сформировалось новое отношение к РПЦ и другим религиозным организациям, их месту в стране и обществе. Среди освобожденных по объявленной в 1987 г. амнистии были и лица, осужденные в связи с их религиозной деятельностью. В конце того же года РПЦ были возвращены Оптина Макариева в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы мужская пустынь, и Толгский ярославский в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы женский Монастырь.

В 1988г. произошли кардинальные перемены в государственно-церковных отношениях. У руководства страны росло понимание необходимости пересмотра существовавшей системы государственно-религиозных отношений в соответствии с новой политической реальностью, но пока основы религиозной политики КПСС не подвергались сомнению.

29 апреля 1988 г. состоялась встреча Горбачева с Патриархом Пименом, членами Синода РПЦ, в ходе которой руководитель СССР заявил о разработке нового закона о свободе совести, отражающего интересы и религиозных организаций. Это, по словам Горбачева, явилось реальным плодом нового подхода к государственно-церковным отношениям в условиях перестройки и демократизации общества. Сохранение, по признанию Горбачева, принципиальных мировоззренческих различий между Советским государством и Церковью не должно было препятствовать их сотрудничеству в деле гуманистического и нравственного оздоровления общества.

После долгих колебаний, власть решила разрешить торжественное празднование тысячелетия Крещения Руси и сама присоединилась к торжеству. Этот факт был широко понят как реабилитация Церкви, которая могла теперь заявить о себе публично, выйти из «резервации», куда ее десятилетиями загоняли. У населения появилось чувство, что отныне государство не станет больше препятствовать религиозной практике. В это время многие крестились, может быть не в силу настоящего обращения, но потому что им хотелось соединиться с традицией предков. В газетах начали печататься статьи, в которых делались попытки объективно рассказать о религиозной жизни. Все чаще и чаще стали появляться на экранах телевизоров храмы и фрагменты богослужения. Вскоре стали приглашать духовенство для участия в передачах там, где говорилось о «духовности». Законодательство, однако, оставалось неизменным. Местные власти по-прежнему были настроены к религии, как правило, враждебно.

Тем не менее, на Поместном Юбилейном Соборе РПЦ 6-9 июня 1988 года, был принят Устав об управлении РПЦ, который должен был исправить ситуацию, сложившуюся с 1961 года, когда под давлением властей в период руководства Н.С.Хрущева  в «Положение об управлении РПЦ» были внесены изменения, фактически отстранившие духовенство от руководства приходами. Совет по делам религий не возражал против норм, возвращавших настоятелей к административному руководству приходами. Новый устав давал возможность очистить приходские советы от лиц, внедренных для государственного контроля над церковной жизнью. На Соборе была совершена канонизация русских святых в РПЦ.

Официально новый курс партии по отношению к религии был закреплен на XIX партконференции (28 июня - 1 июля 1988г.). Касаясь вопроса прав человека в сфере свободы совести, М.С. Горбачев особо отметил, что все верующие независимо от их вероисповедания являются полноправными гражданами, и указал на недопустимость административного давления в утверждении материалистического мировоззрения. Однако четкой концепции взаимоотношений государства и религиозных организаций выработано не было. В советском руководстве существовали разногласия по вопросам о степени свободы, которая может быть реально предоставлена Церкви. Позиция Совета по делам религий часто вызывала противодействие у консервативной части центрального партийного аппарата и у местных руководителей, возмущенных «потворством церковникам». Тем не менее, власти уже практически не чинили препятствий открытию в приходах воскресных школ, проведению вне богослужебных катехизических занятий с верующими. Священнослужители получили доступ к СМИ, стали принимать участие в публичных дискуссиях о проблемах нравственного состояния общества и путях его оздоровления, культурного наследия, сохранения мира. Изменения коснулись и духовного образования. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1989 года в важнейших чертах обозначил и основные моменты «перемен во всей системе духовного образования», которые впоследствии были обозначены как «реформа духовного образования».

Вероятно, если бы социально-политическая ситуация в стране в конце восьмидесятых, начале девяностых годов развивалась не столь стремительно, то решения Архиерейского Собора 1989 г. по вопросам духовного образования при имевшихся в то время ресурсах и возможностях могли бы быть реализованы к середине или к концу 90-х. Но начало 1990-х годов оказалось сложным и переломным периодом в истории нашей государственности. Огромная многонациональная страна переживала мучительный процесс распада. Властные амбиции политиков приводили к разрыву вековых связей, к страданиям миллионов людей. Официальная идеология находилась в состоянии глубочайшего кризиса, стремительно деградировала основанная на ней общественная нравственность. Образовавшийся идеологический вакуум заполнялся заокеанскими проповедниками, а зачастую и просто шарлатанами, проходимцами и дельцами от псевдо духовности.

Русская Православная Церковь, пережившая десятилетия в условиях господства богоборческого режима, пребывала, говоря военным языком, в состоянии вынужденной глухой обороны. Но при этом конец 1980-х - начало 1990-х годов ознаменовались небывалым духовным подъемом, охватившим значительную часть русского народа. И в этих условиях Церковь, обладавшая небывалым кредитом доверия у большинства наших соотечественников, должна была построить свою деятельность в изменившихся условиях своего внешнего бытия так, чтобы дать ответ на вызов времени.

В тесной взаимосвязи с ростом уровня религиозности населения бурными темпами происходило возрождение конфессиональных структур, увеличение числа религиозных объединений. Общая численность зарегистрированных в СССР религиозных объединений выросла в 1985-1990 гг. почти в 1,5 раза - с 12 438 до 16 990. Росла численность практически всех религиозных конфессий. В 1990 г. в РПЦ было 10 110 приходов. Если на 1 января 1986 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 3040 религиозных объединений (1386 объединений действовали без регистрации), то на 1 января 1995 г. функционировало с регистрацией уставов 11532 религиозных объединения [3].

Таким образом, в период перестройки советская власть пошла на пересмотр отношений с Церковью. Вскоре Церковь стала полностью освобождаться от опеки государства: в 1990 г. исчезли должности уполномоченных, а чуть позднее исчезли и сами Советы по делам религий.

Возобновили или начали вновь свою деятельность многие монастыри, миссионерские и религиозно-просветительные центры, конфессиональные благотворительные учреждения, учебные заведения, средства массовой информации.  Но большинство современников, к сожалению, до сих пор не имеет понятия о масштабах и характере преследования верующих в этот период.

Литература:

  1. Мигович И.И., Трофимчук Н.А. Развитие взаимоотношений государства и церкви в контексте политического мышления. -М., 1990.-204с.

  2. Поспеловский Д.В. Православная церковь в XX в.- М., 1995.-511с.

  3. Фурман Д., Каариайнен К. Религиозная стабилизация в России // Свободная мысль - XXI. 2003. N 7.

  4. Шкаровский М.В. Русская Православная церковь в XX веке - М.,2010.-496с.



Вивдич А.А.,

преподаватель Филиала ДПК в г. Азове,

магистрант Педагогического института ЮФУ

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



Схожі:

Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconВиват, учитель! Выпуск Учебно-методические материалы Педагогического фестиваля
Виват, Учитель! Вып. Учебно-методические материалы Педагогического фестиваля «Виват, Учитель!» – Азов, 2013. – 97 с
Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconНаказ №444 Про підсумки вивчення предмета «Захист Вітчизни» у 2011-2012 та основні завдання на 2012-2013 навчальний рік
У 2011-2012 навчальному році предмет «Захист Вітчизни» вивчався відповідно до типових навчальних планів загальноосвітніх навчальних...
Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconПротокол № от 2012 г. А. Н. Гапеев 2012 г. Положение
Целью проводимого Конкурса является совершенствование учебно-методического обеспечения учебного процесса, повышение качества преподавания...
Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconНаказ №393 м. Київ Про внесення змін до наказу головного управління освіти і науки Київської обласної державної адміністрації від 12. 10. 2012 №312
Міністерства освіти і науки, молоді та спорту України від 17. 08. 2012 №922 “Про затвердження Положення про Всеукраїнський конкурс...
Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconНаказ №6 64 Про затвердження навчальних програм для загальноосвітніх навчальних закладів ІІ ступеня
Наказу Міністерства освіти і науки, молоді та спорту України від 19. 01. 2012 р. №43 «Про виконання постанови Кабінету Міністрів...
Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconАналитическая записка по итоговой аттестации обучающихся 2011-2012 учебный год Целью итоговой аттестации 2011 2012 учебного года
Государственного образовательного стандарта и национально регионального компонента Свердловской области
Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconПлан роботи мокк на 2012-2013 н р
Аналіз виховної роботи мокк за 2011-2012 н р та визначення пріоритетів у роботі мо на ІІІ етапі в 2012-2013 н р
Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconНаказ №408 м. Київ Про проведення ІІІ етапу Всеукраїнських учнівських олімпіад у 2011/2012 навчальному році
Міністерства освіти і науки, молоді та спорту України від 22. 09. 2011 №1099, зареєстрованого у Міністерстві юстиції від 17. 11....
Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconНа основании приказа Министерства образования и науки челябинской области «Об обеспечении организации и проведения областной олимпиады школьников в 2011-2012 учебном году» №01-1414 от 07.
На основании приказа Министерства образования и науки челябинской области «Об обеспечении организации и проведения областной олимпиады...
Научный поиск Выпуск Учебно-методические материалы Недели науки 2011-2012 Азов 2012 Рекомендовано к изданию iconПриказ №01-1383 «Об обеспечении организации и проведения школьного, муниципального, регионального этапов всероссийской олимпиады школьников в 2011-2012 учебном году»
Челябинской области от 23. 08. 2010 г. №01-497, приказом Министерства образования и науки Челябинской области от 29. 08. 2011 г....
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©lib2.znaimo.com.ua 2000-2015
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи

Разработка сайта — Веб студия Адаманов