Стандартная рабочая процедура (срп) icon

Стандартная рабочая процедура (срп)



НазваСтандартная рабочая процедура (срп)
Дата конвертації21.05.2013
Розмір296.41 Kb.
ТипДокументи
скачать >>>

СТАНДАРТНАЯ РАБОЧАЯ ПРОЦЕДУРА (СРП)


ЛЕКЦИЯ, ПРОЧИТАННАЯ 13 ДЕКАБРЯ 1952 ГОДА
65 МИНУТ


Спасибо.

Вы очень везучие люди – это всё, что я могу вам сказать. Это первая послеполуденная лекция, суббота, 13 декабря.

Сегодня днём я был бы очень счастлив рассказать вам всё о «Стандартной рабочей процедуре», я так и сделаю. На самом деле я буду делать это на протяжении нескольких дней. Очень интересно: «Стандартная рабочая процедура» настолько проста, что я даже и не знаю, почему я о ней говорю. Она такая простая. Вы можете верить, а можете и не верить этому... меня на самом деле не волнует, чему вы верите. Ведь самый лучший, самый замечательный способ убедиться в этом – это просто взять «Стандартную рабочую процедуру» и применить её к трём, четырём людям.

Если вы возьмёте пять человек и примените к ним «Стандартную рабочую процедуру», то по меньшей мере двое из них очень быстро станут тэта-клирами. А троим из них придётся спуститься до нижних уровней, вниз по шагам, и вы, вероятно, получите... среди этого небольшого количества людей вы можете получить, а можете и не получить пару V... то есть, простите, одну V. Вероятно, среди этого небольшого количества людей вы не получите V. Полагаю, с пятёркой сталкиваешься в одном из пятнадцати кейсов или где-то около того. Но вы всё же можете получить V.

Вы, возможно, получите один кейс, который пригвождён, запечатан, закован, заперт, сгруппирован, смят, закупорен... вы можете получить различные вещи. Но это очень сомнительно. А что вы должны применить, чтобы справиться с таким кейсом, если он у вас всё же появляется? Витамины? Нечто очень... «Что ж, должно быть, это необычный кейс. Он... всякий раз, когда я прошу его проделать что-то из этого, он, по всей видимости, оказывается неспособен на это. Возможно, мы должны попробовать диатермию. Нет, это не работает. Ну, не знаю. В лекции не могло быть сказано ничего о столь трудном кейсе... должно быть, это нечто необычное». Нет. Вы не столкнётесь ни с чем необычным, сожалею, что я должен вам это сказать. Время приключений прошло. Вы просто продолжаете применять «Стандартную рабочую процедуру».

И если вы совершенно, абсолютно отчаялись в этом кейсе шага V, если вы безнадёжно отчаялись во всём этом, то вы могли бы тратить на него пару часов в день, или заставить его работать по паре часов в день, или заставить кого-либо ещё работать с ним по паре часов в день, и просто проводить «Самоанализ», используя его команды для создания иллюзий... иными словами, для того чтобы создавать мокапы, а не вспоминать инциденты. Там говорится, что необходимо вспоминать инциденты... «Можете ли вы вспомнить момент, когда...»

Теперь, пользуясь этой книгой, необходимо просто говорить: «Можете ли вы создать мокап, в котором вы чем-то наслаждались». Итак, вы помещаете туда что-то и наслаждаетесь этим. И внизу есть список восприятий, и вы пытаетесь... одно из них «внешнее движение», так что вы видите, как эта штука движется. Другое – «зрительное восприятие», так что вы хорошо рассматриваете её. Ещё одно – «звук» и так далее.

Неважно, если вы не очень хорошо видите эти штуки или не очень хорошо ощущаете их. Преклир может получить некое туманное представление, что они там... гуманное, неважно, насколько туманное. Так что затем он может просто продвигаться дальше, вперёд по списку, какими бы туманными ни были эти штуки; а если он начинает чрезвычайно сильно выкипать, то пусть он видит их позади себя. Вы просто направили слишком много потоков в одну сторону. Так что пусть преклир помещает мокапы позади себя, и в результате выкипание немедленно прекратится.

Вы можете опуститься до невероятной апатии в отношении того или иного кейса, но если вы проделаете то, о чём я только что говорил, это всё равно поможет. Это последнее... последнее средство. Ниже опускаться вам уже не придётся. Вы либо применяете техники, которые у вас есть, либо, если вы просто выбрасываете белый флаг, сдаётесь и всё такое, то у вас есть процедура работы по «Самоанализу». И человек выберется оттуда через месяц, через шесть недель. Не важно, сколько времени пройдёт, это не важно. Не важно, сколько времени пройдёт.

И, начиная проводить людям «Стандартную рабочую процедуру», выпуск 3, вы иногда чувствуете соблазн нырнуть в инцидент, который появляется в поле зрения, -э, как славно! Нет! Нет. И у вас будут кейсы, которые будут настойчиво стремиться нырнуть в появляющийся на поверхности инцидент... используйте дубину. Вам не следует иметь никакого дела с по-настоящему убедительным факсимиле или какой-то его частью.

И если при работе с мокапами у преклира включаются соматики, то не думайте, что одно связано с другим. Между ними нет никакой связи. Нет никакой связи между мокапами и тем, что не так с преклиром. На самом деле это верх легкомыслия -создавать мокапы, имеющие отношение к левому уху преклира, тогда как у него больная ступня. Просто используйте все геометрические фигуры и формы. А причина, по которой вы должны использовать все геометрические фигуры и формы, состоит в том, что вы должны охватить всё таким образом, чтобы он ничего не избегал.

Начиная проводить процессинг преклиру, вы иногда обнаруживаете, что ему становится гораздо хуже. О, бог ты мой! Ещё как хуже. Не думаю, что вы могли бы ухудшить его состояние так же, как это бывало при неправильном использовании некоторых старых техник. Но, если вы не знаете, что делаете, то вы можете превратить человека в развалину. Но вы можете превратить его в развалину, даже зная, что вы делаете.

Во-первых, не беспокойтесь о том, что вы можете сделать из кого-то развалину. И тогда шансы на это существенно уменьшатся.

И во-вторых, если вы обнаружили, что превратили преклира в развалину... о, конечно, многие преклиры возвращаются и говорят вам, что из них сделали развалину. Да, это для того, чтобы получить больше процессинга. Это старый трюк: если вы не предоставляете им ещё процессинга, то они ходят... они ходят и рассказывают всем соседям, что их превратили в развалину. И если и тогда вы не предоставляете им ещё процессинга, то доходит чуть ли не до того, что они нападают на вас физически.

Разумеется, иногда их способ сказать «Пожалуйста, проведите мне процессинг» заключается в том, чтобы погубить вас и вашу репутацию. Однако ваш преклир «превращён в развалину» процессингом. И, как я уже говорил, во-первых... ну, так что? МЭСТ-вселенная сделала из него развалину ещё до того, как вы добрались до него.

Его шанс попасть к вам и исцелиться – один из сотен и сотен сотен триллионов. Ему настолько повезло в том плане, что он попал к вам, что вам не требуется спрашивать у него разрешения на выживание и не требуется извиняться. Вы обладаете в этом отношении полной свободой.

Как кто-то может испытывать неудобство, запрашивая невероятные цены, или чувствовать, что он обязан помочь кому-то, в то время как существуют все эти люди, которым необходимо помочь, или как кто-то может чувствовать, что ему необходимо убедить кого-то в эффективности того, что он делает... обсуждать или доказывать, чтобы убедить кого-то... вот этого я уж точно не знаю. Ведь применение «Стандартной рабочей процедуры», выпуска 3, и хорошее, полное понимание теории, лежащей в основе этой процедуры, порождает такое удачное обстоятельство: вы являетесь причиной.

Всякий раз, когда вы будете думать, что вы должны в своей деятельности опуститься ниже уровня причинности, вы потерпите неудачу. Вы причина. И в тот момент, когда вы начинаете извиваться, извиняться, пытаться что-то кому-то доказать, сильно расстраиваться из-за того, что ему стало хуже, или что-то в этом роде, вы просто громко и драматично заявляете: «Я не причина».

Вы приводите свой кейс в хорошее состояние, вы улучшаете своё умонастроение, и ничто не может смутить вас... ничто, даже выстрел из шестнадцатидюймовой пушки вам в лицо.

Забавно здесь то, что в таком умонастроении нет ничего эзотерического. Ваш преклир смотрит на вас и не видит извиняющегося выражения лица, он не видит у вас полной готовности опуститься на колени и сказать: «О, ялла, ялла, ялла... АМА, АМА... пожалуйста, прими нас, пожалуйста, прими нас» – или что там пелось в этой сумасшедшей древнегерманской песне, – «Хубла-губла! Пожалуйста, прими нас!» Он говорит: «Этот парень не может сделать для меня ничего. Что-то должно быть сделано для него». Он просто воспринимает вас, ваше отношение, тон вашего голоса, и по ним он сразу же понимает, что вы что-то для него сделаете. Вы что-то для него сделаете... просто неизбежно, что вы что-то для него сделаете... и он позволяет этому произойти в десять раз быстрее.

Однако если он смотрит на вас и видит сомнение, неуверенность и просьбу выдать лицензию на выживание, то времени на это уйдёт в десять раз больше, чем следует.

Так и случится! Я просто говорю об обладании преклира. Если вы извиняетесь за то, что способны сделать что-то для человека, то время его обладания аберрацией в какой-то степени увеличится.

Я говорю о том, что вы можете целиком и полностью превратить преклира в развалину. Я совершенно точно скажу вам, что произойдёт всякий раз, когда вы будете приходить к заключению, что вы превратили преклира в совершенную развалину... Вы испугались. Вы спрятали свою храбрость в задний карман и нырнули вниз по шкале тонов к подражанию более высокой части шкалы тонов. И на этом низком уровне шкалы тонов, здесь, в самом низу, с помощью большого количества слов выражается мысль: «Я боюсь причинить кому-либо боль».

Если вы вообще хотите управлять предприятием, то не принимайте... если вы действительно хотите, чтобы оно функционировало, если это вас вообще заботит... не принимайте человека, который боится причинить кому-либо боль, потому что он в конце концов будет приканчивать всех подряд, он просто будет убивать всех подряд. Это неизбежно. Его усилия не наносить боль приведут к убийствам.

Давайте рассмотрим лишь одно проявление, связанное с этим. Он держит себя на расстоянии от чего-то, он о чём-то не упоминает, и позволяет этому расти, расти, расти, он держит себя на расстоянии, держит себя на расстоянии. Он чувствует, что кто-то в отделе отправки вызывает у него раздражение. И, вместо того чтобы разобраться с этим на месте, в отделе отправки, вместо того чтобы напрямую отправиться туда и сказать: «Мне не нравится это. Почему вы это делаете?» – он просто допускает, чтобы это раздражало его.

А парень из отдела отправки чувствует, что что-то происходит, и всё это продолжает, и продолжает, и продолжает оставаться на расстоянии. Что вы получаете? Вы получаете конденсатор. И рано или поздно это бабах! И бедный парень из отдела отправки так на самом деле и не осознал, что же было не так. У него нет об этом никакого представления, пока наконец однажды сконденсированный заряд не стал настолько большим, что ему попало по первое число, его уволили, отдел полностью разрушили... и всё из-за чего? Из-за того, что ваш менеджер в тот первый раз, когда он был раздражён тем, что происходит в отделе отправки, оказался, чёрт побери, слишком труслив, чтобы пойти в отдел отправки и сказать об этом. И он объяснил это следующим образом: «Ну, я не хочу задевать его чувства».

Это самый что ни на есть большой занавес из всех существующих. Человек удаляет проблему из поля зрения и не говорит правды: «Я слишком труслив, чтобы сделать что-либо по этому поводу». И он заменяет правду оправданием: «Я не хочу задевать его чувства»... хорошее объяснение... и он не идёт туда, в отделе отправки не знают, что вообще происходит, и затем однажды бум! В результате много людей идёт ко дну... и это направление деятельности тоже может пойти ко дну.

Почему? Потому что к этому направлению деятельности человек постоянно проявляет отношение «отстранись, отстранись, пусть это нарастает, нарастает, не говори ничего, мы не хотим сделать кому-либо больно»... пока все линии там не приходят в такой беспорядок, что у человека, который находится там, не остаётся никаких шансов. Вот и всё. Он никогда не знает, прав он или неправ. Он знает, что босс не скажет ему этого. И он знает, что если он пойдёт к боссу, тот скажет ему: «О, да. Всё замечательно. Вы хорошо поработали, всё замечательно». Он знает... он вовсе не уверен в том, что эти слова – правда.

То же самое с одитором. Всякий раз, когда он приканчивает преклира, или всякий раз... Это очень странно, но я могу взять любой из кейсов, которые... у которых внезапно зинь, зинь, зинь, ум заходит за разум, ум заходит за разум, ум заходит за разум, – я могу взять любой из этих кейсов и спросить: «Что произошло?»

«Ну, мы забрались в это, и мы сделали это, и мы сделали то» – и так далее.

Во-первых, обычно такое происходит у одитора, который сам является кейсом шага V. И, во-вторых, мы обнаруживаем, что одитор не довёл до конца проведение техники. При работе со всеми без исключения кейсами, которые были изучены нами и с которыми что-то стряслось, одитор не завершил то, что начал делать. Он был в недостаточной мере причиной, чтобы получить следствие.

Он добрался до середины, и преклир начал вопить, или что-то в этом роде, и одитор сказал себе: «Я не должен причинять ему боль, так что я закончу с этим и займусь чем-нибудь ещё». О, боже!

Предположим, на столе у врача... у врача лежит тело (тела не имеют значения, но просто приведём это в качестве примера)... предположим, на столе у врача лежит тело, и в нём наполовину вырван из своего места позвонок в позвоночнике, или что-то в этом роде, и действие эфира начало ослабевать, и манипуляции, по всей видимости, причиняют пациенту боль. Полагаю, такой врач больше ничего не сделает с этим позвоночником, поскольку это, возможно, причинит пациенту ещё больше боли. Нет, пусть он просто умрёт.

Обобщая, можно сказать, что храбрость – это, во-первых, желание и готовность быть причиной чего-либо и, во-вторых, достижение следствия, которое человек запостулировал вопреки всему и вся. Так уж случилось, что такой вещи, как неудача не существует. Так случилось, что её просто нет.

Но, конечно, вы все хотите согласиться, что существует такая вещь как неудача: потому что тогда у вас будет повод потерпеть её, и вам не придется быть причиной. Это другое дело. Но нет никакой причины терпеть неудачу. Нет оправдания ни одной неудаче, имевшей место в истории, кроме вот этого, вот этого: там не хватало настойчивости и пробивной силы.

Вы можете взять вершину расцвета любой империи или любой армии в истории хомо сапиенса, и вы обнаружите, что у кого-то где-то на этом траке просто кишка была тонка. И тогда он потерял весь трак. Нет даже такой вещи, как «слишком долго идти в одном направлении к запостулированному следствию». Нет даже этого. Нет такой вещи, как «шансы слишком малы». Такого не существует. Нельзя даже сказать: «То, что я запостулировал, было неразумно, и поэтому теперь я должен оставить эту цель, поскольку это было неразумно» – и так далее.

Нет, вы должны были в определённой мере согласиться с целым рядом вещей и перемещаться в этом состоянии по траку, чтобы в какой-то момент сесть и сказать: «Слишком многое против меня».

Давайте просто рассмотрим... давайте просто рассмотрим элементарную вещь... во-первых, вы выяснили, что на дне шкалы тонов, где применяются все эти объяснения, иррациональность доходит до состояния МЭСТ. И на дне шкалы тонов человек представляет собой МЭСТ.

Давайте посмотрим на вершину шкалы тонов, и мы обнаружим, что там причинность порождается постулатами. Есть ли там рассуждения? Нет, нет. Там вообще нет никаких последовательных логических выкладок.

Так что вы говорите: «Мы изменим привычки полиции Филадельфии и целиком и полностью преобразуем ее». Не «мы», вы можете сказать: «Я». Не беспокойтесь о том, чтобы устанавливать какой-то временной предел. Объект обладания в этом случае просто сводится к полиции Филадельфии. Количество затраченного времени равно количеству обладания этой полицией. И вы просто берёте и делаете это! И если вы достаточно сильны и жёстки, то вы просто запостулируете, что это произойдёт, и это произойдёт.

На более низких уровнях шкалы вам придётся начать действовать и добиться, чтобы это произошло, и это произойдёт. А ещё ниже по шкале вы просто скажете: «Я хотел бы, чтобы это произошло», и этого не произойдёт. А ещё ниже по шкале вы скажете: «Кто-то должен сделать это».

Понимаете, брать ответственность за что-то, что уже произошло, – это чушь. Ну, и это произошло!

Давайте просто копнём чуть глубже. Мы обнаруживаем, что один был неправ, а другой прав... с чьей точки зрения? Как вы можете быть неправы с вашей собственной точки зрения? За последние семьдесят четыре триллиона лет не было ни одного случая, чтобы вы в тот момент, когда вы действовали, не действовали бы на максимуме своих возможностей и не пытались бы действительно тем или иным образом произвести то следствие, которое вы запостулировали.

И вы постоянно чего-то не добивались, не добивались, не добивались, конечно... не достигали этой цели, не достигали той. Но вы всё же пытались... пока кто-то не убедил вас в том, что сейчас модно не пытаться. Весь упадок того, что, смешно сказать, называли во время Второй мировой войны «боевым духом» вооружённых сил, состоял просто в следующем... просто в следующем. Было модно не... было модно не быть храбрым, было модно не быть сообразительным. Это было «модно».

Человека могли исключить практически из любого офицерского клуба, если он вдруг проявлял храбрость. Я знаю одного офицера, которого отчитали за то, что он атаковал подводную лодку размером в три раза больше своего корабля и потопил её... японскую подводную лодку. И его вызвали и отчитали. Это звучит невероятно, не так ли? Нет, у нас было... у нас было в большой, большой моде придерживаться идеи «Давайте все самоустранимся и не будем нести ответственность».

Вот что ужасно: если бы кто-то из тех, кто там был, взял на себя ответственность, проявил способность вызвать следствие или поверил в неё, то он, вероятно, мог бы чрезвычайно сильно приблизить конец войны. А если бы он взял её на себя немного раньше, то войны, вероятно, не было бы вообще.

Просто один человек. Мы не говорим о том, что «нам необходимо огромное количество людей». Они не нужны... на любом уровне деятельности... чтобы вызвать следствие. Просто картина событий становится немного более хаотичной и иногда более интересной, когда вы начинаете бросать туда людей тысячами, миллионами и миллиардами.

Преклира, который находится в плохом состоянии, я первым делом спрашиваю о том, где остановился одитор. «Где остановился одитор?» И мы вызываем одитора и спрашиваем: «Что произошло вчера вечером между вами и преклиром? Что произошло?»

«Ну, вот что. Каждый... каждый раз, когда мы приступали к этому, он кричал. И... это было просто... боль была невыносимой для него, вот и всё. И он... он... я просил его создать мокап того-то, и он начинал кричать. И... и так далее, и он просто не мог вынести боль. И он начинал... а затем он уже начинал кричать и терял сознание. И, естественно, мне пришлось изменить технику!»

Э-э-э-э-эх! Почему одитор не говорит мне просто правду? «Я трус. Я не хотел причинить ему боль... потому что я боялся, что это причинит боль мне».

Знаете ли вы, что если проводить процессинг создания хоть какое-то время, то с человеком начнут происходить такие вот вещи: он, например, будет совершенно уверен в том, что ядро летит прямёхонько в центр его тела и попадёт в него в любую секунду? И человек почти чувствует волну воздуха при приближении ядра. И он просто уверен в этом. И иногда он очень грустно смотрит на вас и говорит: «Моё тело вот-вот разорвёт на куски, и я надеюсь, что вы позаботитесь ради меня кое о чём. Надеюсь, у вас не будет неприятностей из-за этого».

И надо же! Этого никогда не происходит. Этого просто никогда не происходит. Этот ожидаемый момент не наступает. Вы можете знать, что он наступит через долю секунды, но он просто никогда не наступает.

Вы можете просто прекратить работать и оставить преклира в этом ожидании, 1 сказав: «Я сейчас прекращу процессинг, потому что я больше не хочу причинять вам боль. Я просто не могу вынести вида того, как вы извиваетесь и корчитесь».

Что вы делаете, когда он попадает в такую передрягу? Вы берёте и неожиданно изменяете процесс, который используете? Нет! Это неподходящее время изменять процесс. Не изменяйте процесс в середине крика. Если процесс, который вы используете, завёл его туда, то этот же процесс проведёт его через это... когда вы применяете процессинг создания или процессинг постулатов.

Это не относится к процессингу настоящих факсимиле и потоков. Если вы вынуждены работать с ними, то, когда они появляются, то, да, вы всё же продираетесь сквозь них. Преклиру может стать легче, а состояние его кейса при этом нисколько не улучшится.

Я хочу сказать, вы можете начать работать с преклиром, а затем переключиться на реальность: «Ладно, хорошо. Мы пройдём в процессинге реальный инцидент, и это позволит облегчить всё это, убрать ядро, которое вот-вот разорвёт его пополам, и мы просто пройдём это в процессинге. И мы просто сделаем несколько... несколько пассов из процессинга усилия». Да, это избавит его от этого. Угу... и он застрянет прямо там, поскольку вы привели его туда одним путём, а пытаетесь вывести -другим. Это не сработает.

Итак, вы начинаете проводить процессинг создания. Ваш преклир оживлён и жизнерадостен, светится, счастлив и всё такое, и дела у вас идут просто прекрасно. И затем вы говорите: «Хорошо, теперь получите трёхколёсный велосипед. Получили трёхколёсный велосипед? Хорошо. Теперь пусть он начнёт ездить вокруг вас по часовой стрелке. Пусть он ездит вокруг вас. Теперь пусть он остановится. Теперь пусть он начнёт перемещаться в...»

Человек жалуется: «Знаете, я чувствую себя ужасно».

А вы говорите: «Просто продолжайте делать так, чтобы этот трёхколёсный велосипед ездил вокруг, только измените направление его движения, чтобы он ездил задом наперёд».

И человек сообщает: «Знаете, думаю, меня сейчас стошнит».

И вы говорите: «Просто сделайте так, чтобы трёхколёсный велосипед ездил вокруг. Теперь сделайте его красным. Сделайте его зелёным».

«Боже! Нет, я не могу выдержать это!»

«Сделайте его розовым, сделайте его лиловым. Теперь переверните его. Теперь поместите на него маленькую куклу».

«О, боже! Если бы вы знали, как я себя чувствую! Вы бы не заставляли меня продолжать это!»

«Теперь пусть он проедет между вашими ногами и заедет вам на голову. Так. Теперь пусть он снова ездит вокруг вас».

Конечно, к этому времени вы уже разговариваете с воздухом... он просто потерял сознание. Так что вы чуть-чуть ждёте, пока он немного придёт в себя, и говорите: «Хорошо. Теперь возьмите трёхколёсный велосипед, и пусть он ездит по кругу вокруг вас. Теперь сделайте его красным, теперь сделайте его белым, теперь сделайте его зелёным».

Вы можете продолжать проделывать это в течение некоторого времени. И он может просто продолжать терять сознание и всё такое. И пусть каждый раз, когда к нему будет немного возвращаться сознание, трёхколёсный велосипед снова ездит вокруг него.

Для вас представляет интерес то, что «происходит в реальности» (в кавычках)? Нет, для вас представляет интерес то, что происходит в действительности. Это тема, на которую нам придётся потратить некоторое время: что происходит в действительности и что происходит в реальности.

В действительности происходит то, в чём преклир является причиной, а в реальности происходит то, что МЭСТ-вселенная жаждет сказать ему по поводу того, что происходит. И вы не имеете даже ни малейшего представления о том, почему имеют место такие проявления. Вызваны ли они тем, что, когда он был маленьким, на его трёхколёсный велосипед наехал трамвай? Был ли его трёхколёсный велосипед... так как его отняли у него... напоминает ли он ему о том или об этом?

Вы могли бы выявить следующий поразительный факт: вы имеете дело с колёсами, а колёса каким-то образом связаны с электронным имплантом, поставленным где-то далеко на траке. Вам неважно, откуда это взялось. Человек не может переносить вид колеса. Однако здесь ему приходится переносить вид колёс, не так ли? Пропихните его через это. Человек не в восторге по поводу всего этого – просто продолжайте проводить его сквозь это... пусть он продолжает справляться с этим.

И затем, не успеваете вы и глазом моргнуть, как вы думаете, что происходит? Если бы вы бросили его в тот момент, когда он говорит: «Я... я знаю, что меня стошнит» – и всё такое... знаете ли вы, что в этот момент вы могли бы прекратить процесс и могло бы произойти следующее: он пришёл бы домой, а затем его отправили бы в больницу на операцию, или что-то в этом роде? Знаете ли вы, что вы могли бы сделать это? Просто чтобы не причинять ему боли, вы могли бы прикончить его. Просто потому, что вы боитесь причинить ему боль, вы могли бы убить его.

Вы начинаете с ним последовательность, в которой он чувствует себя плохо, и затем говорите: «Сейчас поздно». Вы завершаете работу, и он думает... с ним всё в порядке, он не выглядит очень уж плохо. Он просыпается на следующее утро, и, боже, в какой же он апатии... в ужасном состоянии и так далее. Он не справился с тем, с чем вы попросили его справиться.

Я скажу вам, я поступил так однажды с одной девушкой... я провёл ей где-то три часа процессинга... и прямо по истечении этих трёх часов я не сделал того, что должен был сделать. Я не намеревался проводить ей процессинг очень долго. Её должны были положить в больницу, и я в какой-то мере добился, чтобы она преодолела это и перестала беспокоиться об этом, чтобы отложить это на потом, и я просто работал над этим... тогда я начал проявлять беспечность. Я не провёл ей ассесмента. Я не взял Е-метр и не отразил на бумажке «не может»... создавать и разрушать по динамикам. Это... я бы выявил это, бац! – если бы провёл ей ассесмент... она не могла ничего делать с мамой.

Вместо того чтобы выявить это при помощи Е-метра, я выявил это в процессинге. Это в действительности... если хотите знать правду, вы можете оценивать кейсы, но это неподходящий момент для того, чтобы что-то выявлять. Вы должны выявлять это при помощи Е-метра, и тогда вы будете знать, что это существует. Вы знаете, что она не может ничего сделать маме.

Прямо в конце сессии я вдруг понял, что я сказал: «Теперь пусть войдёт ваша мама...» Я просто проходил через различные вещи... и нииаяуууу! Что ж, я привёл её в этом отношении в порядок, вроде как отсканировал это и оставил это. Это не было совсем неразумно... в конце концов было 2:30 ночи; я собирался проводить ей процессинг полчаса, а занимался этим примерно три часа.

А на следующее утро у неё по-настоящему, по-настоящему поехала крыша... она была в апатии, больше не хотела иметь ничего общего с Саентологией, не имела никаких надежд на то, что что-либо когда-либо произойдёт, негодовала на своего прежнего одитора, у неё были небольшие галлюцинации относительно того, что я якобы сказал о её прежнем одиторе, она была совершенно уверена в том, что я на чём свет стоит поносил её прежнего одитора, и она... доставляла хлопоты, понимаете, и всё такое, она была в ужасном состоянии. Что ж, когда она ушла, она была в порядке... она находилась довольно высоко по тону. Но поскольку в ходе процессинга она осознала, что не может ничего поделать с мамой, то это довольно сильно подавило её.

Это произошло ненамеренно. Я просто не хотел там сидеть дольше половины третьего ночи. Но поймите следующее: я совершил ошибку. Тогда, когда я совершил её, не было достаточно данных, чтобы твёрдо определить, была ли это ошибка. Но это было уже второй или третий раз, когда произошло что-то подобное, так что я начал проверять и выяснил, что это едва ли не самая худшая ошибка, которую можно совершить.

Вы просто пускаетесь в работу с кейсом и не проводите никакого ассесмента. Затем вы начинаете предоставлять процессинг создания. Ньааауууу! Вы вообще не знаете, с чем вы сталкиваетесь. «Что он не может создавать? Что он не может разрушать?» Вы обнаружите здесь всевозможные веши.

Итак, на следующее утро она в апатии. Её прошлому одитору пришлось очень спокойно разговаривать с ней примерно двадцать четыре часа, и мне пришлось разговаривать с ней и так далее, чтобы привести её в порядок. И всё, что немедленно сделал другой одитор, – это просто пропихнул её сквозь создание/разрушение мокапов мамы.

Бац! И пройдя это, она тут же выскочила из своего состояния прямо вверх по шкале. Щёлк! Этот случай, кстати, произошёл после того, как она побывала вне своего тела. Интересно, не так ли?

Что ж, вот случай, когда не наблюдалось недостатка смелости, а просто наскучила работа. Откровенно говоря, мне наскучил кейс. Два тридцать ночи. У меня были занятия получше. И она не выглядела таким образом, будто находится в плохой форме. Я не устанавливал для этого кейса никаких целей, кроме «Давайте-ка вытащим её из этого, чтобы ей не нужно было отправляться в больницу». Ей не нужно было отправляться в больницу... она впала в апатию.

Вы, по всей видимости, получите то же самое, если по какой-то причине отстранитесь от «не может». Вы начинаете работать с «не может» и затем даёте задний ход.

Начиная проходить мокапы, преклир проходит мокапы определённого рода, и не успеваете вы и глазом моргнуть, как он говорит вам: «Боже мой! Ни при каких обстоятельствах я не могу создать мокап того, или сего, или чего-то ещё». Вы начали работать с этим по градиентной шкале. После того, как он немного позанимался созданием мокапов, его начинает тошнить или он чувствует электронные молнии вокруг своей головы и что-то вроде этого.

Что приведёт его в норму? Дальнейшее проведение этого процессинга. И если у вас заканчиваются идеи, просто возьмите «Самоанализ», и пусть он создаёт эти мокапы. Пусть он создаст этот мокап и затем помещает его в различную обстановку рядом со своим телом, управляет им, переворачивает его, изменяет его цвет. Это тоже позволит получить эффект. Это тоже поможет.

Каков здесь недостающий ингредиент? Нельзя сказать, что в каждом случае им \ является недостаток смелости. Просто вы не проходите через всё к следствию, которое желали получить, вот и всё. Вы просто не достигли его и решили, что есть что-то ещё, к чему вы должны устремиться.

Слышали ли вы когда-либо о собаке, которую специально натаскивали для охоты на птиц и которую невозможно отучить от преследования кроликов? Что ж, такое происходит. И в конце концов в отчаянии они по-настоящему вправляют ей мозги. У человека есть собака, обученная охоте на перепелов. И они идут на охоту, собака охотится на перепелов, она преследует их и вспугивает со своих мест. И внезапно она обнаруживает, что дорогу перебежал кролик, и она устремляется за этим кроликом, просто вжух-бах! К чёрту перепелов. Она вдруг не хочет обращать никакого внимания на перепелов; перепела нужны вам. Вам совершенно не нужны кролики.

Вы исправляете эту собаку, взяв кролика, привязав его вокруг шеи собаки и отпустив её, чтобы она ходила многие, многие и многие дни с привязанным к её шее разлагающимся кроликом. И в конце концов она впадает в такую апатию по поводу кроликов, что после этого охотится только на перепелов. Это самый лучший метод отучивания, который я знаю.

Я уверен, что никто из вас не хочет, чтобы вам на шею подвесили кричащего преклира, потому что вы... Но, по правде говоря, у некоторых одиторов просто проявляется навязчивое стремление отклоняться в каком-нибудь другом направлении... отходить от курса и идти каким-нибудь другим путём. Они начинают процесс и так и не завершают его. И они начинают процесс и так и не завершают его. И они начинают процесс и так и не завершают его.

Понимаете, в этой вселенной легко начинать что-то и чертовски трудно завершать. И у человека вырабатывается привычка никогда ничего не заканчивать. Не допустите, чтобы это случилось в процессинге, который вы проводите.

Если вы осознаёте тот факт, что вы делаете такое, то, ради всего святого, ни при каких обстоятельствах не выбирайте в качестве следствия что-то, что представляет собой значительное обладание. Иными словами, не ставьте перед собой большие, масштабные цели. Ставьте перед собой маленькие цели. При работе с преклиром действуйте по градиентной шкале: «Сейчас я закончу это. Теперь я закончу то. А теперь я закончу что-то ещё». Пусть это у вас войдёт в привычку – завершать что-то.

Когда ваш преклир начинает сверкать и искрить, а Е-метр начинает давать бешеные показания стрелки, которая совершает всевозможные нырки, поскольку через Е-метр проходят сильнейшие заряды, и вы расстроены и нервно ходите кругами, тогда просто продолжайте делать то, что вы делали... поскольку это сработает, если речь идёт о мокапах.

Понимаете, этот процесс лёгкий. Этот процесс не подведёт вас. Но вы могли бы дать задний ход из-за того, что вы очень не хотите причинять боль преклирам. Вы говорите: «Мы причиняем ему такую боль, нам лучше остановиться». Нет, прикончить его! Кстати, приступая к работе, вы должны руководствоваться лозунгом: «Давайте проведём ему процессинг создания и превратим его в развалину» – и у вас никогда этого не получится. Противоположно направленные векторы МЭСТ-вселенной.

Если вы говорите: «Хорошо, теперь давайте приступим к процессингу создания и добьёмся, чтобы он почувствовал себя легко, жизнерадостно и непринуждённо», то вы, вероятно, прикончите его... противоположно направленные векторы, понимаете? Каково ваше намерение?

Лучше уж такое намерение: «Что ж, посмотрим, сможем ли мы убить его». Да, это так. Или «Посмотрим, сможем ли мы добиться того, чтобы он полностью сгнил прямо у нас на глазах». И он обведёт вас вокруг пальца! Сам процесс проведёт вас через это.

Вы подготавливаете почву для того, что вы собираетесь сделать, вы готовите почву, проводя хороший ассесмент; вы проводите его до конца, проявляя достаточную настойчивость, чтобы завершить его, не моргнув глазом. Человек говорит... допустим... он начинает издавать душераздирающие крики, которые, как вы уверены, слышны за несколько кварталов. Вероятно, может произойти и такое. Вероятно, очень скоро у ваших дверей будет полиция. И всё будет хорошо, если вы просто скажете им... не говорите им: «Саентология»... просто скажите им: «Дианетика». Они привыкли к жалобам в связи с ней.

А затем продолжайте процесс, который привёл человека в такое состояние... поскольку вы будете проводить процессинг создания или процессинг постулатов, одно или другое. И человек просто приходит в это состояние и находится в нём. Затем он проходит прямо через это.

Фантастическая картина: приходит человек, и он... вы не знаете, что с ним не так. Вы даёте ему в руки банки Е-метра и не можете выявить... вы не можете выявить ничего, что бы он мог создавать, и не можете выявить ничего, что бы он мог разрушать. Вы просто... стрелка просто постоянно выскакивает за ограничитель. И он не может ничего создавать, и он не может ничего разрушать, и он не может существовать, и его нет, одна трясущаяся развалина... он дрожит, и у него судороги... и вы просто восклицаете: «О, нет! Что я такого сделал? Почему мне довелось обнаружить это сегодня утром у себя на пороге?»

И как же вы работаете с таким кейсом? Вы садитесь и говорите себе: «Так, посмотрим. Рон не сказал мне, что делать с одним из таких исключительных кейсов. Просто человек, по-видимому, совершенно из ряда вон выходящий. Я не могу понять это... не знаю, что делать по этому поводу».

Нет, вы не поступаете таким образом. То, что вы делаете, – это выясняете, насколько хорошо он создаёт мокапы, и затем начинаете с того минимума, на который он способен... я имею в виду, с того уровня, которого он может достичь и на котором вы абсолютно уверены, что он делает то, что вы просите; и далее вы постоянно проверяете его и просто продолжаете идти через это. Это всё, что вы можете сделать по этому поводу. И в конечном итоге всё у вас будет в порядке.

Понимаете, моя ошибка заключалась не в том... при работе с той девушкой моя ошибка заключалась не в том, что я не провёл ассесмент. Если бы у меня было неограниченное количество времени, то я бы продрался прямо сквозь это. Но на пути была серьёзная загвоздка, и она готова была всё испортить. А у меня, как я думал, не было времени, чтобы завершить работу с этим. Так что я потерял ещё двадцать четыре часа. На самом деле у меня не ушло бы и пятнадцати минут на то, чтобы привести её в состояние, в котором она была бы способна отгрызть маме голову.

Ещё вы можете сделать следующее... Это... разумеется, в процессинге есть следующие два преступления... вернее, «-ния»: обесценивание и оценивание, и ещё одно, о котором я расскажу позже, убеждение. Это преступления для одитора. Не делайте этого!

Что ж, очень хорошо. Время от времени я нарушаю собственные правила. Я всегда могу воспользоваться привилегией нарушить правила. Время от времени я нарушаю собственные правила, и каждый раз, когда я делаю это, я раскаиваюсь. В процессинге я могу нарушить всевозможные правила и никогда не попасть в серьёзные неприятности. Но когда я начинаю нарушать «-ния», обычно так или иначе я раскаиваюсь чуть больше... что-то происходит.

Настойчивость существенно важна. Существенно важно оставить в покое реальность и работать только с действительностью. Когда я говорю о «действительности», я имею в виду вселенную преклира. И помнить о том, что он лишь преклир... это довольно важно. Не переоценивайте преклира, потому что, понимаете, когда это становится серьёзным и важным, вы работаете с ним на уровне МЭСТ.

Это не является серьёзным и не является важным. Если бы вас здесь не было, то этот человек делал бы то, что делали бы все остальные. Это не запланировано, и не был принят закон, по которому вы должны быть здесь и помогать. Такой закон не был издан. Это не запланировано на траке МЭСТ-вселенной, вы не найдёте свидетельств этого в летописях, вы даже не найдёте этого в предсказаниях Нострадамуса. Этого нет в списке, этого нет в повестке дня... того, что мы здесь делаем. Есть множество вещей, которые есть в повестке дня и которые так и не произойдут из-за того, что мы делаем это. Иначе говоря, мы отправили повестку дня в мусорную корзину.

И, следовательно, какова бы ни была линия судьбы мистера Преклира или какой бы участи он ни ожидал... сойти в могилу, быть съеденным червями и больше никогда ничего не знать – вот что запланировано. Так что ему повезло, что вы здесь. Вы оказываете ему такую огромную услугу, что никогда не должны просить у него лицензии на выживание. Вы никогда не должны просить его, чтобы он позволил вам выживать... никогда.

Если я способен внушить вам хоть что-то, то поймите, что вы не связаны долгом помогать ему. И если вы хорошо поработаете, то единственный, кто похлопает вас по плечу, – это вы. Не ваш преклир, не его семья, не я... нет, это не так. Я похлопаю. Я всегда доволен до невозможности.

Время от времени мне звонит какой-нибудь одитор... в два, три, четыре часа ночи... и говорит: «Знаете, я только что завершил сессию, и, когда этот парень пришёл ко мне, у него была кривая нога, или изуродованное ухо, или мозг в голове был развёрнут на сто восемьдесят градусов и сидел в левой ноге, – или что-то в этом роде. – Я работал с ним двенадцать часов без перерыва и только недавно закончил, и, знаете, не было видно никакой разницы. Он отправился домой и только что позвонил оттуда: его жена не узнала его, когда он вошёл!» Хорошо! Я радуюсь этому, как ребёнок. Это чудесно.

Но что касается хорошей оценки собственной работы, то главная причина, по которой вы попали в... в первый раз вы действительно попали в неприятности тогда, когда вы подумали, что хорошая оценка себя – это плохо. Это типично для этой вселенной. Вы не должны нравиться себе, понимаете? И вы ходите и говорите: «Извините меня за то, что я это я». Высказывания от первого лица встречают сильное неодобрение... однако вы обнаружите, что в прошлом в обществах, обладающих очень большим количеством жизненной силы, в самых сильных обществах, в тех обществах, которые ничто никогда не могло сломить, человек обычно говорил так: «Что ж, я выскажу вам своё мнение, и это мнение самого лучшего, самого мудрого, самого сообразительного мужчины во всём этом племени».

О! Как бы это прозвучало... как бы это прозвучало в Англии, или Америке, или... сегодня? Нет, нет! И всё же... германские племена, кстати, продолжали продвигаться вперёд и просто ещё раз поднажали. И римских легионов, ранее уничтожавших их, нет, поглядите-ка! – уже сколько веков.

Римляне сильно потешались над манерой разговора тевтонских рыцарей, которых они пытались завоевать. Рыцарь выезжал на берег реки, которую удерживали легионеры, и говорил им, что он самый что ни на есть лучший рыцарь из всех когда-либо существовавших и он в одиночку может победить их всех. Таково было его мнение, и, поскольку таково было его мнение, должно быть, это было верно.

И римские легионы приходили и уходили, били их и топтали. Немцам это свойственно до сих пор.

Когда я говорю о «жизненной силе», я имею в виду мощь, силу и так далее.

Их не следует ставить нам в пример. Но помните ли вы то время, когда ваша уверенность в себе была очень высокой, когда вы обладали значительной уверенностью в себе? Вы знали, что вы могли сделать. У вас была большая уверенность в себе. Помните ли вы такое время, или это было слишком давно?

Если вы можете найти такое время в своей жизни, то просто попытайтесь ответить на следующий вопрос: сколько раз с тех пор вы говорили другим, что вы нисколько не уверены в себе? Сколько раз вы старались не иметь никакой уверенности в себе? Сколько раз вы без какой бы то ни было необходимости и искренней уверенности в том, что это вам нужно, пытались узнать чьё-то мнение? Вы ходите... понимаете... вам не нужно их мнение, но вы ходите и говорите: «Я хотел бы узнать ваше мнение по этому поводу». Вам необходимо их одобрение или вам нужно, чтобы вам сказали: «Мы ищем это» или «Мы ищем это для того-то». Ха! Ха! Тьфу!

Да, вы не можете быть хомо сапиенсом и быть правым. И одно из лучших обоснований такого поведения состоит в том, что вы не можете быть хоть сколько-то уверенным в себе и при этом быть вежливым. МЭСТ-вселенная – не думайте, что она имеет что-то общее с вежливостью. Это масштабная деятельность по контролю.

Знаете, что произошло бы, если бы вы постоянно говорили своим преклирам: «Знаете, я, вероятно... вероятно, самый квалифицированный специалист из всех, кто занимается каким бы то ни было лечением на Восточном побережье»?

Вы думаете... вам немедленно приходит в голову, что они сразу же уйдут от вас и будут говорить: «Этот тщеславный глупец!» Это вы думаете, что они сказали бы так. Но, когда вы заявляете такое, они этого не говорят. Они говорят: «Что ж, он весьма самоуверен... что ж, вероятно, это так! Конечно, он не... то есть, с ним ужасно трудно разговаривать. Но, вероятно, то, что он говорит, правда!»

Понимаете, вам следует посмотреть на некоторые реакции, которые возникают в этом случае, поскольку существуют реакции, о которых люди хотят, чтобы вы думали, что такая реакция имеет место, – и «все знают», что такая реакция имеет место, – и существуют реакции, которые имеют место на самом деле.

Я знаю одну чертовски непривлекательную девушку. Она чрезвычайно уверенно говорила всем, насколько она красива на самом деле. И это ошеломляло людей до такой степени, что они думали, что у них какие-то расстройства восприятия. У неё было больше парней, чем вы могли бы сосчитать. Она всё время только тем и занималась, что говорила им, насколько они везучие. Поразительное дело. То, что -«как все знают» – является истиной, обычно неверно.

Мы переходим к «Стандартной рабочей процедуре», выпуск 3, и обнаруживаем, что в этой процедуре есть переменная величина. В ней есть переменная величина.

К счастью, это не такая уж и переменная, если одитор... ведь это не зависит от того, насколько разумно он мыслит. Если одитор просто применит процедуру как она есть, то это не проявляется очень уж сильно. Но эта переменная в значительной мере влияет на время, которое требуется для проведения процедуры.

И эта переменная – одитор. Она не связана с тем, дал ли я вам решения. Нет, ведь у вас есть решения. На протяжении многих, многих часов я разговариваю с вами о теории, теории. И по мере того, как я буду продолжать и дальше описывать эти действия и техники, вы увидите, что в этой теории содержится не только теория. Её очень легко применять.

На самом деле я проделываю с вами небольшой трюк. Это настолько просто, что теперь мне приходится приукрашивать теорию. Мне приходится приукрашивать её и придавать ей больший масштаб и охват, чем она на самом деле имеет, потому что в действительности она ограничивается просто «Стандартной рабочей процедурой»: созданием вашей собственной вселенной, тем, как вы делаете это; «пространствованием»; процессингом создания; изменением постулатов.

И у нас есть различные кейсы, и они подразделяются на семь категорий. И вы таким-то образом выясняете, к какой категории относится кейс; и вы так-то и так-то используете Е-метр и выясняете, что человек может создавать и разрушать, и вы создаёте мокапы этого и видите, что с кейсом всё в порядке. Вот на самом деле и всё.

Но вы... о, разумеется, конечный результат – это для нас не вопрос. Ни один из этих результатов для нас не вопрос. Даже эта переменная – то, что зависит от одитора, – не настолько серьёзна. И всё же у вас может быть настолько сильное стремление ловить тэтанов в ловушки, что вы будете делать всё, что угодно, но не использовать «Стандартную рабочую процедуру».

Существует инцидент, известный как «Факсимиле один». В нём используется звук... огромный агрегат с большой ручкой, и он «перемалывает», «перемалывает», «перемалывает», «перемалывает», «перемалывает». Он направляет на тело звук, волны, притягивающе-отталкивающие лучи и всё такое, и это вызывает довольно сильное застревание тэтана в теле.

И этот инцидент был... это проделывали практически с любым, кто находится здесь. И это поразительный инцидент и... эти инциденты имели место в промежутке от миллиона лет тому назад до восьмидесяти тысяч лет тому назад... простите, восьми тысяч лет тому назад. Я обнаружил один случай, который произошёл три тысячи лет тому назад здесь, на Земле. Но те, кто фигурировал в инциденте, делали то, что многие другие делали на всём протяжении трака. Они пытались поймать тэтана в ловушку и заставить его работать.

Время от времени вы находите таких людей... явные примеры... и они действительно находятся в вэйлансе оператора из «Факсимиле один». Это ясно как божий день. Они находятся в вэйлансе оператора из «Факсимиле один». Они действуют, выражаются и ведут себя, словно операторы из «Факсимиле один». Они просто тащат инграмму вперёд по времени. Они не посланы сюда с какой-либо миссией. Мы называем таких людей «манипуляторами». Они очень часто подходят к вам и выражают пожелание, чтобы вы доказали всё это, они постоянно суют своё лицо в ваше лицо и просто вроде как пригвождают вас к месту.

Вы знавали довольно много таких людей, которые околачивались рядом. Немного погодя у них срывало крышу... они сходили с ума. Они обнаруживали, что наша деятельность просто слишком основательна в плане знаний, чтобы с этим можно было что-то поделать. Они просто драматизируют. Они не знают, почему они это делают. Если бы они осознали, почему они это делают, то покончили бы с собой.

Для проведения им процессинга требуется очень осмотрительный одитор... очень быстрый, осмотрительный одитор, который поймал бы такого человека и держал бы его на одном месте... но процессинг по мокапам приводит их в порядок.

«Манипулятор»... «Факсимиле один». Вы должны что-то доказать. Он держит вас. Он хочет знать и то, и это. И, боже, когда он начинает работать с преклиром, то да поможет тому бог. Да, он сделает всё, чтобы обесценить преклира и в то же самое время будет очень успешно притворяться, что он хорошо проводит процессинг... очень успешно притворяться. Он обычно кейс V... кейс V... он просто берётся за проведение «Стандартной рабочей процедуры», выпуск 3, и она просто у него не срабатывает, и всё тут.

А причина, по которой она у него не срабатывает, состоит в том, что он не выполняет её. Здесь нет ничего эзотерического. Он говорит: «Выйдите на полметра назад от своей головы. О, вы там? Что ж... э-э-э-э... хммм-хммм! Вы там, да? Вы не видите свой затылок? А, видите? О. Вы хотите сказать, что вы отделились от своего тела?»

И человек говорит: «Мм, да!» Бах! Он залетает обратно.

Если один из таких «манипуляторов» поработает с ним достаточно долго, то у другого одитора уйдёт два или три часа, чтобы привести преклира в порядок. Это драматизация манипулятора из «Факсимиле один».

Многие кейсы V инстинктивно чувствуют, что тэтаны – это то, чего следует бояться. У них достаточно много овертов против тэтанов, так что если бы такой человек сделал тэтана свободным... о, боже, этот тэтан прибил бы его. «Возможно, это парень, которого я поместил в контейнер восемь миллиардов лет тому назад». И у него возникает... он чувствует, что если он освободит тэтана, то это погубит его самого.

Итак, оператор из «Факсимиле один» и подобные ему люди всё же являются источником некоторых отклонений... это не вопрос техники, это вопрос одитора.

Но вы, другой одитор, можете справиться с этим с лёгкостью. Давайте сделаем перерыв.



Схожі:

Стандартная рабочая процедура (срп) iconЛекции по обучению бдо, Том 1, №1-2 стандартная процедура (Технический том I)
Этот человек будет оставаться несведущим в основах своей деятельности и иногда будет выглядеть идиотом (они будут казаться ему идиотскими)...
Стандартная рабочая процедура (срп) iconЛекция л рона хаббарда стандартная процедура действия
Пересмотр стал возможным, когда были рассмотрены вейлансы и было обнаружено, что они оказывают значительное влияние на соник-рикол...
Стандартная рабочая процедура (срп) iconЛекция л рона хаббарда стандартная процедура действия
Пересмотр стал возможным, когда были рассмотрены вейлансы и было обнаружено, что они оказывают значительное влияние на соник-рикол...
Стандартная рабочая процедура (срп) iconРабочая программа учебной дисциплины
Рабочая программа основана на требованиях Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования...
Стандартная рабочая процедура (срп) iconБирюкова Юлия Юрьевна, учитель литературы и мировой художественной культуры 2012 2013 учебный год пояснительная записка рабочая программа
Рабочая программа учебного предмета «Основы религиозных культур и светской этики (основы светской этики)» составлена на основе следующих...
Стандартная рабочая процедура (срп) iconСамостоятельная работа Рабочая тетрадь для самостоятельной работы

Стандартная рабочая процедура (срп) iconРабочая тетрадь по курсу «Коррекционная и специальная педагогика»
Коррекция
Стандартная рабочая процедура (срп) iconСрп: выпуск 5
Третья послеполуденная вторая послеполуденная лекция, шестнадцатое декабря 1952 года
Стандартная рабочая процедура (срп) iconУчебник я и Украина.,,Окошечко" Н. М. Бибик, Н. С. Коваль, Киев,,Генеза" 2007,рабочая тетрадь Н. В. Диптан,,Я и Украина"
Я и Украина.,,Окошечко” Н. М. Бибик, Н. С. Коваль, Киев,,Генеза” 2007,рабочая тетрадь Н. В. Диптан,,Я и Украина”
Стандартная рабочая процедура (срп) iconРабочая карта шифр задания
Домашнее задание. Выполните проектную работу по теме «Электрический ток» (обобщение), можно использовать групповую работу
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©lib2.znaimo.com.ua 2000-2015
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи

Разработка сайта — Веб студия Адаманов