Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» icon

Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака»



НазваБбк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака»
Сторінка2/3
Дата конвертації14.01.2013
Розмір458.09 Kb.
ТипДокументи
скачать >>>
1   2   3

^ Тараканы и «чародейка»


Кузя жил в библиотеке, где было много книг, и сво­бодное время посвящал чтению, удивляясь, как это мно­гие дети не любят читать. Ведь в книгах столько инте­ресного. Но поглощал домовенок знания бестолково, заби­вая голову, чем попало.

Вот, например, прочел о тараканах. Казалось бы, что в них интересного. Ну, бегают себе и бегают. Но, оказывается, очень быстро бегают. За час могут преодо­леть один километр. Не зря раньше устраивали тарака­ньи бега. Просто на наших кухнях им негде развернуться, да и то не догонишь. Тараканы едят все, не брезгуют перцем и чернилами, даже сапожным кремом. Они, по­жалуй, самые древние жители земли. Их останки нахо­дят в залежах 200-300 миллионной давности. А блохе, кстати, всего 40 миллионов лет.

Кузя узнал, что самая маленькая собачка в мире - это чихуахуа. Происходит она из Мексики, где эту поро­ду разводили еще ацтекские жрецы. Большая часть ма­леньких чихуахуа стала жертвой догов испанских конкис­тадоров, завоевателей Америки. Высота этих собачек 16-20 см, а вес 0,5 - 2,5кг.

А обычной линейке, к которой все давно привыкли, уже 200 лет. Когда во Франции в 1789 году началась ре­волюция, ученым поручили ввести новую систему мер. За единицу длины была принята сорокамиллионная часть ме­ридиана, проходящего через Париж. Тогда были изготов­лены две платиновые линейки шириной 25мм и длиной I м. Этот эталон назывался "республиканским метром". Деревянные линейки с делениями сначала были только в распоряжении академиков, потом их стали делать для парижских студентов. В обычную школу линейка пришла в начале XIX века, а в Россию попала в 1812 году в каче­стве военного трофея. Но к производству линеек присту­пили только в 1899 году, когда по инициативе Д.И.Мен­делеева началось постепенное внедрение метрической си­стемы мер. В древности роль линейки выполняли обстру­ганные дощечки. Их находили археологи при раскопках Помпеи. Средневековые монахи пользовались для размет­ки линий на листах пергамента свинцовыми пластинами. В древней Руси и других странах Европы для этого приме­нялись железные прутья. В летописях они назывались «шильцами». Такое шило непременно висело на поясе у писца рядом с глиняной чернильницей.

А такое «вкусное» слово, как конфета, пришло к нам в XVIII веке и произошло от латинского «конфектум» - «маленькое кондитерское изделие». На старых конфет­ных этикетках начала прошлоого века так и писали – «конфекты». А маленькие разноцветные кружочки бумаги на­зывают «конфетти «, потому что в Йталии на карнавалах бросали друг в друга не бумажные кружочки, а маленькие конфетки в пестрых обертках. До революции кон­феты продавали в красивых железных коробках с рисунками. В школьном музее Кузя видел такие коробки с кар­тинками. На них изображены Кутузов и Наполеон, сла­дости и фрукты, и обязательно заманчивые надписи: «Карамель высшего качества, И.Л.Динг, Москва», «Ка­рамель, Жорж Борман, С.-Петербург», «Монпансье, торговый дом Афанасьева, Казань». На одной коробке было написано: «Купи - не жалей, будет ехать веселей».

Есть в музее и старый складной английский метр, на котором еще сохранились забытые меры длины - вершок и аршин. Вершок - 4 см, аршин - 60см. Много и конфетных фантиков начала XX века. По ним можно узнать, как назывались конфеты в то время и что ели в детстве наши пра-прабабушки. Это «Крошка», «Малютка», «Хлебо­роб», «Стенька Разин». Кстати, Стенька - это ува­жительное обращение. Лев Толстой, общаясь с казака­ми, любил, когда его называли Левка, в знак большого уважения. Есть конфеты, отражающие время, напри­мер, «Нэпман» или «Король Сиамский». На других - ли­тературные герои, такие, как Собакевич и другие гого­левские типы. На конфетной обертке «Шалуны» нарисо­ваны милые котята, а «Находка» - это грибочки в крас­ных шляпках, нашедшие в лесу конфетку. Есть еще «Паяц» и «Гадалка», «Грезы» и «Чары весны», «Хоровод» и «Рус­ская красавица», «Шары Шуры», а также карамель «Пуншевая», «Кизиловая», «Малиновая», всевозможные «Фавны» и «Наяды», еще «Фин-Шампань» и, конечно, «Красная Шапочка» и «Дед Мороз».

Жаль, что многие названия ушли из нашей жизни. (Даже Дед Мороз, которого заменил чужой Санта Клаус и, как-то не убедительно, Святой Николай). Наверное, вы позавидовали Кузе, что он читает книги, знает много интересного и видит каждый день экспона­ты школьного музея? Приходите и вы. Мы вас ждем.


^ Кузька - дурак


Кузе приносили запис­ки не только малыши, при­ходили дети и постарше из 5 класса, которые выгляде­ли совсем взрослыми. Они тоже поверили, что он жи­вой, и задавали самые раз­ные вопросы. Кузе понра­вилась одна девочка, высо­кая, стройная, с длинны­ми красивыми волосами. Он тайком наблюдал за ней и видел, что она с недове­рием смотрит на него и на де­тей, которые к нему при­ходят. Поэтому он очень обрадовался, когда увидел, что в конце уроков ока при­несла ему сразу несколько записок и, сложив вместе, положила в сундучок.

С нетерпением ждал Кузя вечера, когда стемне­ет и настанет время его про­буждения. Он сразу нашёл её вопросы и стал читать. Девочка спрашивала, сколько ему лет, когда у него день рождения, какие книжки он любит, и Кузе было приятно, что ей все это интересно. Но на последней записке было написано толь­ко три слова с жирным знаком вопроса, и когда Кузя прочел её, то сначала не по­верил, что обращаются к нему, потом решил, что перепутал, и это не её запис­ка. Но нет, она была напи­сана тем же почерком и на такой же бумаге. И Кузя зап­лакал…

Он долго не мог успоко­иться, потом снова перечи­тал записку. В ней было на­писано: «Кузя, ты дурак?!». Отвечать на её вопросы, ко­торые показались сначала та­кими добрыми и интересны­ми, Кузя не стал, а написал всего одну строчку: «Я не дру­жу с теми, кто меня обижает».

В этот раз он особенно долго обдумывал ответы де­тям и очень устал. Потом си­дел и грустно смотрел в окно, где просыпался школьный двор, но глаза его были неподвижны, и слезы капали на белый подоконник.

После первого урока дети разобрали свои записки, и каждый, радостный и счаст­ливый, побежал показывать товарищам и учителю, что им ответил Кузя. А девочка растерянно стояла у дверей, не решаясь обратиться к Га­лине Ивановне. Её записок в сундучке не оказалось. Они лежали отдельно, и Галина Ивановна отдала их ей, ни­чего не сказав. Не поднимая головы, она вышла из биб­лиотеки, но иа следующей перемене пришла снова и, стараясь, чтобы никто не за­метил, положила в сундучок маленькую записку из не­скольких слов: «Кузенька, прости меня за то, что я тебя обидела». А когда в школе уж никого не было, и дети раз­брелись домой, она принес­ла Кузе целое письмо. Потом долго смотрела на него и гла­дила его непослушные воло­сы.

Ночью, когда девочка крепко спала, Кузя открыл сундучок и прочел её запис­ку. Она писала, что ей 10 лет, и она мечтает стать «моделью», что ей очень приятно с ним познако­миться, что он хороший и красивый и очень ей нра­вится. Она ещё раз проси­ла прощения, что его обидела, и очень хотела бы получить от него письмо.

Кузя был счастлив, ему даже показалось, что стало светлее вокруг, и было уже совсем не страшно в пустой библиотеке. Ему хотелось кому-то показать это пись­мо, но кроме заспиртован­ного желтопузика и чучела лягушки рядом никого не было. Он ещё и ещё раз перечитал его и не обратил внимания на светлячка, который грустно покачивал головой, глядя на домовёнка. Кажется, он больше знал о жизни, чем ма­ленький Кузя.


^ Красный, жёлтый, зелёный…


Если вы подумали, что Кузя решил изучать прави­ла дорожного движения, то ошибаетесь. Зачем ему правила? Они ему нужны... ну, сами понимаете. Ведь он сидит в библиотеке, почти нигде не бывает, тем более у него нет маши­ны. Нет, он, конечно, знает, что дорогу надо пе­реходить на зеленый свет, а на жёлтый - приготовиться. Вот сидел Кузя, сидел и стал думать, что обозна­чает каждый цвет.

Из книжек он узнал, что зелёный - это цвет жиз­ни. Ведь весной все зеле­неет и пробуждается. Ещё древние египтяне красили волосы в зелёный цвет. Так вот почему на светофоре есть зелёный огонек. Переходи дорогу, когда он зажигается, и не попадёшь под машину -цвет жизни. Но и красный цвет тоже символизирует жизнь, ведь кровь красного цвета, и она питает челове­ка, как реки землю. Правда, часто он употребляется в смысле «красивый» - красна девушка, весна красна и т.д.

А вот жёлтый почему-то не полюбился людям И се­годня, покупая цветы, мы не забываем, что жёлтый цвет -это цвет разлуки. Белый цвет всегда был цветом невинно­сти и непорочности. Не слу­чайно невесту наряжают в белое платье. А о чёрном и говорить не приходится. На­верное, у многих народов это цвет траура.

В прошлом цвет имел в жизни человека большее значение, чем сейчас. Он сим­волизировал многое не толь­ко в одежде. На гербах древ­них рыцарей и княжеских ро­дов не только изображение, но и цвет играли символи­ческую роль. Красный цвет флага бывшего СССР - цвет крови, пролитой за рабочее дело. По крайней мере так это раньше объясняли. «Жовто-блакитниий» флаг Украины -символ голубого неба и зо­лотистых нолей. Такого же цвета и флаг крымских татар («байрак», «санджак»). На голубом фоне изображение золотой тамги, древнего зна­ка крымских ханов Гиреев, символизирующего равнове­сие и справедливость.

Любимых цветов у крым­ских татар очень много. Бе­лый («беяз». «акт») – цвет счастья, красный («кърмы-зы») выполнял защитную роль. Розовый наряд де­вушки в прежние времена означал, что она ещё не замужем. Замужняя жен­щина носила наряды зелё­ного, синего, бордового цвета. И другие цвета - го­лубой («кок»), синий («мавы»), золотой («алтын кюс»), цвет серебра («ку-мюш тюс») имели свое зна­чение.

Зелёным или синим покрывалом накрывали тело умершего. Удивитель­но, но в некоторых райо­нах Крыма во все белое оде­вались, когда умирал чело­век. Сколько ещё необъяс­нимого в старинных наря­дах и вышивках, где цвет играл не последнюю роль. А вы говорите - красный, желтый, зеленый...


^ Кузя и необычный день


Кузя проснулся от какого-то шума. В коридоре бегали, хлопали дверьми, крича­ли. Казалось, случился пожар или светопре-ставление. Он огляделся по сторонам и не узнал свою комнату. Это была библиотека, но какая-то другая, поменьше, с про­стыми, крашеными суриком, стеллажами и книгами в старинных переплетах. Вместо Большой Советской энциклопедии - темно-зеленые тома с красивыми орнаментами на вытертой коже. Кузя с трудом прочел их название: «Словарь Брокгауза и Эфро­на». На стенах висели портреты писателей в тяжёлых рамах, а у дверей стоял резной стол с львиными лапами вместо ножек, весь заваленный книгами. Он выглянул в окно и не увидел знакомого здания поликлиники, а только кресты и надгробия на высоком холме, где кода-то, очень давно, было кладбище

Кто-то уже не раз пытался приоткрыть дверь и нерешительно заглядывал в ком­нату. Рядом, за стеллажом, послышались кашель и чьи-то шаги. Шаркая ногами и чуть прихрамывая, на середину комнаты вышел старичок в черном мундире с блестящи­ми пуговицами, согнувшись под тяжестью книг. Он поставил их на ещё свободный угол стола и кого-то позвал. За дверью как будто ждали - и чумазый мальчишка, весь в саже, просунул в щель голову.

-Триандофилло, ты что опять топишь печь? Ты ведь дежурил третьего дня.

- Да, господин библиоте­карь, но отец Афанасий из­волили наказать.

- Что же ты опять натво­рил, сорванец?

- Да ихнюю рясу подпа­лил на уроке закона божье­го. Не нарочно. Шишек в печку бросил, а они как на­чали трещать, ну прямо «фиирверк» у Петербурге. Уголья-то на рясу и откати­лись.

- «Фиирверк», - пробур­чал старичок, но как-то не очень строго, видно, не жа­ловал он отца Афанасия, который, правду сказать, был вредным и наказывал по любому поводу. Сам ог­ромный, что церковная ко­локольня, а голос, как иери­хонская труба, так что слышно его было аж на ба­зарной площади.

Ладно, забирай свои книжки, да смотри в сажу не вымажь.

И старичок стал не спе­ша записывать в формуляр названия учебников: «Грам­матика», «История русской словесности», «Мир Бо­жий»... Закончив, он помог сложить их в холщовую сумку и напоследок сказал:

- Напомни отцу, что зай­ду я к нему сегодня в лавку, пусть маслица приготовит и яичек, жена у меня прихворала.

Мальчишка юркнул в дверь, а он склонился за столом над какими-то бума­гами.

Кузя, наблюдавший всю эту сцену, от удивления от­крыл рот, пытаясь понять, что же происходит. То, что он проспал, было, конечно, ясно. Видимо, шёл уже вто­рой урок. Но как объяснить все

эти перемены? Что это за комната, и где же Галина Ивановна? А главное – он не ответил на записки детей, как и полагалось ему, после двенадцати ночи. Сундучок стоял рядом, но он был пуст... Кузя решил выбраться из комнаты и осмотреться Он выскользнул в коридор и при­слушайся В ближайшем клас­се учили азбуку и хором по­вторяли «Аз, буки, веди, гла­голь, добро, есть...» Из дру­гой комнаты доносилось чте­ние. Кто-то по слогам выво­дил: «Хороша бражка, да мала чашка Грамоте учиться - все­гда пригодится. Ученого учить, что мертвого лечить На Бога надейся, да сам не плошай».

Дальше слышались громо­подобные раскаты голоса, от которого дрожали даже стек­ла в окне. «Это, видно, отец Афанасий», - подумал Кузя и заглянул в приоткрытую дверь. То, что он увидел, по­разило его воображение. Посреди класса стояла черная грифельная доска на треноге, и на ней мелом было написа­но: «Мир есть Бог», а в бли­жайшем углу - бадья с мокну­щими розгами и скамья для наказания. Огромного роста священник в черной рясе и с всклокоченной бородой тащил за вихры чумазого мальчиш­ку, повторяя:

- Учись, чадо неразумное. Учись...

Кузя узнал уже знакомого ему Триандофило, который, по-видимому, устроил ещё ка­кой-нибудь «фиирверк». Он уже не видел, как с парня сни­мали штаны и секли розгами, и выскочил из школы под его истошные вопли.

В дверях Кузя столкнулся с дворником в белом передни­ке, которого дети дразнили: «Мирон, не лови ворон», а вылетев на улицу, застыл как вкопанный. Прямо перед ним устремилась вверх красави­ца колокольня, еще в лесах после недавнего ремонта. Кузя задрал голову и чуть не попал под лошадь, которая тащила телегу, груженную ка­ким-то товаром. Мужик, си­девший на ней, ехал с базара, но уже заглянул в трактир и был слегка навеселе. Когда под копытами мелькнула лох­матая Кузькина голова, он еле успел натянуть вожжи и в сердцах выругался: «Пр-р-р, чертова образина! Что это ещё за напасть?» И, сплюнув три раза через плечо, слез на зем­лю в поисках виновника ос­тановки. Но Кузя, проскочив между ног лошади, уже заб­рался в телегу и зарылся в со­лому, понимая, что на земле его ждут одни неприятности. Никого не найдя, мужик пере­крестился на храм и поехал с Богом.

Лежа на рогоже, Кузя смот­рел в щели между досок, ни­чего не понимая. Да и как мог разобраться маленький домовёнок в странных событиях этого дня? Разве мог он пред­ставить, что по какой-то не­понятной причине он не толь­ко проспал, но и попал в другое время, на сто лет назад. И был совсем не 2002, а 1902 год.

По улицам шли дамы, оде­тые в длинные платья, и муж­чины в черных сюртуках и ци­линдрах. Стояли холодные дни, и на многих были теплые накидки и пальто. Спешили на базар торговки, китайцы носи­ли по дворам тюки с восточ­ным товаром, с лотков про­давали сладости, а на углу точильщик ловко орудовал но­жами и своим нехитрым при­способлением, качая ногой пе­даль приводного ремня.

Кузя с инте­ресом рассмат­ривал витрины и вывески. Про­ехали гостиницу Триандофилло (сохранившуюся напротив «Юж­ного» магазина), лавку разных то­варов татарина
Касимова, там, где сейчас «книжный», и за­ведение портно­го Бурштейна (через дорогу от нового здания почты), в витри­нах которого раз­местились манекены в красивых платьях, шляпные коробки и дорогие ткани.

Улица спускалась к морю, но её совсем было не узнать. Куда-то исчезли бетонные многоэтажки, уличные фонари и широкие тротуары. Телега громыхала по мостовой мимо вросших в землю домов русской и татарской слободок, дорогих пансионов. Кофеен, за которыми виднелись виноградники и неповторимые судакские горы.

Выехали на просёлок среди унылых холмов, где позже раскинутся парки и вырастут корпуса здравниц, и вскоре добрались к морю. Мужик остановил лошадь и пошёл о чём-то говорить с артельщиками, которые скатывали на берег бочки с вином, а затем связывали их между собой и морем сплавляли на корабль. Стоящий посредине бухты. Ближе к крепости, совсем не похожей на ту. Которую мы видим сегодня, стоял на рейде ещё один корабль. Пыхтя трубой. С него на шлюпках перевозили пассажиров на берег, а десятка два любопытных и несколько случайных в это время года отдыхаю­щих столпились у причала. Видимо, приход парохода для жителей посёлка был одним из немногих развле­чений.

Мужик вернулся с ка­ким-то детиной, стянул с телеги тяжелый куль с му­кой, не заметив Кузю, и, слюнявя пальцы, перечи­тал кредитки. Дальше по­вернули вдоль берега, в сторону Алчака, мимо ред­ких дач и частных гостиниц. Наконец въехали в ворота большого поместья и под­катили к амбару. Работники стали разгружать телегу, а управляющий считал и взвешивал продукты, запи­сывая всё в толстую тет­радь. Но, похоже, мужик был не промах, и про куль с мукой никто не дознался.

В телеге оставаться было опасно, и, пока все были заняты, Кузя решил перебраться в дом. Хозяй­ство было хорошее, во всем виделся порядок, и, наверное, не обошлось без домовых. Кузя надеялся встретить кого-нибудь из родственников. Так и слу­чилось. Его уже заметили, и только он поднялся на крыльцо, лохматая рука втянула его в дверь. Это был старый домовой, кото­рый жил здесь уже много лет, ещё со времен Потем­кина. Он с сочувствием выслушал Кузю и допоздна рассказывал ему историю этого дома и про его хозяй­ку, княгиню, которая была богатой, но скупой. Когда девушки собирали виног­рад, заставляла их петь песни, чтобы они не съели ни одной ягодки…

Засыпая, Кузя вспоми­нал священника и чумазого мальчишку, мужика с теле­гой и плывущие бочки. В его голове переплелись все впечатления этого удиви­тельного дня - вывески, ко­локольня, люди на берегу и детский голос: «Аз, буки, веди...»

***

Проснулся он ровно в 12 часов. В комнате было темно. Что-то мешало и давило в бок. Кузя нащу­пал старый подсвечник и зажег свечу. Рядом стоял сундучок, полный запи­сок. До утра ему было много работы. Надо всем успеть написать, ответить на вопросы.

Начинался новый день, такой же, как был вчера и будет завт­ра.


^ Добрый Шубин


Поезд стучал колёсами. За окном проносились поля и деревья, большие и ма­ленькие станции. Мы уез­жали всё дальше от родно­го Крыма. Собравшись в отпуск, я не знал, что де­лать с Кузей, и решил взять его с собой. Тем более, в школе были каникулы, и ник­то не заметил бы его отсут­ствия. Да и Кузе веселей, чем сидеть одному в биб­лиотеке, и мне не так скуч­но в дороге.

Когда стемнело, я дос­тал его из большой чёрной сумки для фото принадлеж­ностей, где он сидел всё это время. Сосед по купе мир­но спал, слегка похрапы­вая, иногда бормотал что-то во сне. На полу под нога­ми валялись пустые бутыл­ки из-под выпитого им пива. Я поднял одну и при свете фонарика прочёл надпись на этикетке: «Сар­мат», «Добрый Шубин». На картинке был нарисован хитрый мужичок в шахтёр­ской фуражке старого об­разца с красной лампочкой на околыше и с кружкой пе­нистого пива в руке. Он был такой же небритый, как наш сосед, с такой же бурной щетиной и, кажется, даже чем-то на него похож.

Утром, когда спящего попут­чика растолкал проводник, мы успели от него узнать, что Шубин - это шахтный домовой, что-то вроде доб­рого духа, обитающего глу­боко под землей, который иногда помогает попавшим в беду шахтёрам, но может и сыграть с ними злую шут­ку. Больше мы ничего от него не добились, да, види­мо, он мало что знал.

К полудню мы приехали в Донецк, где нас ожидала пересадка на другой поезд и два часа свободного вре­мени. Зная, что пиво «Сармат» делают в Донецке, я решил расспросить здесь о Шубине, пока не придёт наш поезд. Сдав Кузю вместе с вещами в камеру хранения, вышел на перрон и начал по­иски. Но ни в одном киоске и привокзальном кафе, где про­давали пиво, ничем не смог­ли мне помочь. Там в основ­ном работали женщины и мо­лодые девушки, которые пиво не пили и о Шубине ничего не знали. Один молодой человек посоветовал обратиться к кому-нибудь из шахтеров. Уж они-то должны знать о добром домовом. Но сколько я ни бро­дил по вокзальной площади, ни подходил к людям, как ка­залось, нужной мне профес­сии, встречал только непони­мание и удивлённые взгляды.

В столице Донбасса, конечно, было много шахтёров, но мне почему-то не везло. Наконец я увидел какого-то бомжа с мусорной тележкой и харак­терным чёрным обводом, глаз, который бывает только от угольной пыли. Угостив его сигаретой и присев рядом на старый пень, стал задавать вопросы, и сразу понял, что я на верном пути. Он проработал лет двадцать на одной из шахт, где, как я слышал, не­давно произошёл взрыв и погибло несколь­ко человек. О Шубине он знал не понаслышке и если верить ему, чуть ли не видел его од­нажды, вернее, свет в конце забоя и чью-то тень. И не со­считать, сколь­ко раз приходи­лось слышать ему подозритёльные звуки, постуки­вания и скрипы, которые наво­дили на мысль о нечистой силе. Шахтёры счи­тали, что это Шубин подаёт им знак, предупреждая об опасности. И правда, в таких местах, где он «шумел», обна­руживали газ, что угрожало жизни шахтеров. Конечно, вся эта звуковая чехарда могла происходить от перемены давления в лаве, но чему только не поверишь, находясь глубоко под землей и каждый день, играя со смертью.

Мой знакомый рассказал много разных занимательных историй о стран­ном свете, который выво­дил шахтеров из завалов, о крысах, которые первы­ми покидали опасный за­вал, и многое другое. До прихода поезда я ус­пел поговорить еще с дву­мя шахтерами, и они вспомнили несколько слу­чаев, связанных с Шуби­ным. Один из них, которого я встретил возле овощного магазина, сначала недовер­чиво слушал меня, но когда узнал, что меня интересу­ет, сразу подобрел и разго­ворился. Видно, шахтеры все же любят Шубина, не­смотря на его озорство. Жена моего собеседника, вышедшая из магазина с полными сумками, еле от­тащила его от меня. Он ещё долго оглядывался, види­мо, не успев рассказать какую-то историю о добром домовом.

***


Когда мы с Кузей вернулись после отпуска домой, нас ждал прият­ный сюрприз. В школе, как и каждое пето, от­дыхали дети из лагеря «Веселый улей», кото­рые приехали из Донец­ка. Они окружили Кузю и засыпали его вопроса­ми, но и мы услышали много интересного.

Оказалось, что многие из них дети шахтёров и знали о Шубине столь­ко, что я не успевал за­писывать. Они звали Кузю с собой в Донецк, и он решил на следующий год поехать в гости к Шубину и познакомить­ся с ним поближе. Ведь, что ни говори, а всё-таки они родственни­ки... И не такие уж даль­ние.

1   2   3



Схожі:

Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» iconРекомендации по организации и проведению в 2012 году
В экзаменационной работе представлены задания, ориентированные на проверку знаний по истории России с включением элементов всеобщей...
Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» icon«Настоящий мужчина» Цель: провести поисковую работу «Кто же он настоящий мужчина»
«Кто же он настоящий мужчина», развивать чувство долга, ответственности, патриотизма, мужества, справедливости; усовершенствовать...
Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» iconКнига вчить, як на світі жить
Мета: розширити уявлення дiтей про книги; розвивати інтерес до художньої книги, до самостійної пізнавальної активностi; виховувати...
Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» iconУправление образования городского совета
«высокое прекрасное» от «попсы». Не все имеют возможность посетить настоящий музей и увидеть прекрасные картины Великих художников....
Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» iconМузей восковых фигур музей мадам Тюссо

Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» iconПервая, в которой описывается некая циничная выходка
Юный Эраст Петрович служит в полицейском управлении, по долгу службы и по велению сердца расследует крайне запутанное дело. Книги...
Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» iconАвтор: Корнієнко С.І
Покриття книги переважно з паперу, яке тримає і захищає сторінки книги. (Обкладинка)
Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» iconКнига та її творці. Мета: познайомити учнів із процесом створення книги; прослідкувати її шлях
Мета: познайомити учнів із процесом створення книги; прослідкувати її шлях від автора до видавництва; ознайомитися з професіями людей,...
Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» iconТворчість владислава городецького владисла́в Городе́цький (повне ім'я) Лєшек Дезидерій Владислав
Відомий за свої, Музей старожитностей (Національний художній музей України) Будинок з химерами, караїмську кенасу та Римо-католицький...
Ббк р2 б 43 Белов Ю. Е. Белов Ю. Е. Кузя не настоящий. – Судак: «Музей книги и истории судака» iconБбк 74. 266. 3 П55 Передмова
Рекомендовано Міністерством освіти і науки України (лист №1/11-5869 від 11. 10. 2005р.)
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©lib2.znaimo.com.ua 2000-2015
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи

Разработка сайта — Веб студия Адаманов